Главная   \   Знаменитые новокузнечане   \   Художники и фотохудожники   \   Зеленин Эдуард Леонидович

Знаменитые новокузнечане

В разделе собраны биографии новокузнечан, соответствующие Положению о сайте.
На данном сайте есть ещё один раздел с персоналиями - 
«Читаем город», где также представлены биографии известных земляков.
Эдуард Зеленин Зеленин Эдуард Леонидович Эдуард Зеленин Эдуард Зеленин Эдуард Зеленин Зеленин Эдуард Леонидович Зеленин Эдуард Леонидович Эдуард Зеленин Зеленин Эдуард Леонидович

Зеленин Эдуард Леонидович

08.08.1938 г. - 15.03.2002 г.
Сфера деятельности: Художники
Просмотров: 4333

Выдающийся русский художник

Родился Эдуард Леонидович в Сталинске (Новокузнецке) в 1938 году (сведения об отчестве уточнены племянницей Еленой Степочкиной в марте 2019 года). Мама, одна воспитывающая Эдика, работала на КМК, водила паровоз с металлом. Жили они на улице Бардина-6, позднее – на улице Кирова-33. Рисовать Эдик начал в 12 лет, занимался в изостудии Дворца пионеров (1950-1954).
В 1954 году поступил в Свердловское художественное училище, а в 1958 уехал в Ленинград и был принят в 10 класс средней художественной школы при Академии художеств, знаменитой школы, через которую прошли многие известные художники: Олег Григорьев, Татьяна Кернер, Александр Нежданов, Михаил Шемякин. Проучился здесь Зеленин недолго: из 11 класса был отчислен за либеральность мыслей, нескрываемый интерес к религиозным ценностям, и, разумеется, за вольность и оригинальность кисти.
В 1959 году он вернулся в Новокузнецк и прожил здесь еще 10 лет, участвовал в городских выставках, занимался творческой и педагогической работой при Кузнецком доме пионеров (1960-1970). Подписывал свои картины «ЗЭД», так его и прозвали друзья-художники.
В этот период Зеленин выполнял крупные заказы на оформление магазина «Дары природы», гостиницы «Новокузнецкая», административного корпуса шахты «Зыряновская». В эти же годы Эдуард Леонидович регулярно выезжал в Ленинград и Москву, участвовал в неформальных выставках. В Москве художник провел персональные выставки в 1965 г. (Институт атомной энергетики им. И. В. Курчатова) и в 1969 г. (кафе «Синяя птица»).
Многие работы новокузнецкого периода не сохранились. Но, если рассмотреть отдельные из них: «Мотылек», «Маска», «Перчатка», «Маргаритка», «Телефон» и др., можно отметить ряд закономерностей. Этому периоду в творчестве художника свойственна выпуклая фактурная манера письма, похожая на «завиток барашка», на «отслоившуюся краску». Обыденные предметы на полотнах существуют, как вне законов гравитации и пространства: висят в воздухе. В этот период на картинах Зеленина уже появляется Яблоко, как символ краткости Жизни и мимолетности Красоты (картина «Мотылек»).
Живя в Новокузнецке, художник не терял связи с друзьями из Москвы и Ленинграда, ездил на выставки, участвовал в подпольных выставках, выставках в кафе «Синяя птица». В 1964 г. участвовал в скандальной выставке художников Эрмитажа. В 1970 году навсегда уехал из Новокузнецка в Москву, изредка навещая родной город и друзей. Начал изучать древнерусское искусство, изменил стиль живописи: его работы обретают новые, более светлые, сочные краски, становится гладкой манера письма. Здесь уже видны элементы сюрреализма. Меняется и внешний облик самого художника, он сближается с объединением нон-конформистов, отращивает длинные волосы и усы, носит брюки клеш. В работах этого периода появляется еще один характерный элемент художественных полотен: купола монастырей и церквей, как продолжение вечной для художника темы Жизни и Смерти, сиюминутности Жизни и Красоты. Работы Зеленина начинают экспонироваться на выставках художников-нонконформистов (Лугано, Бохум, Вена), картины охотно покупают коллекционеры. Так, картина того периода «Владимирская Богоматерь» изначально была приобретена Мстиславом Ростроповичем.
В 1970 г. Зеленин поселился в деревне во Владимирской области (1971-1975). 15 сентября 1974 г. принял участие в печально известной «бульдозерной выставке» в Измайлово, где представил картину «Махаон». После этих событий вынужден был эмигрировать из России. В декабре 1975 г. он по израильской визе выехал в Вену, а в марте 1976 прибыл в Париж, где его ждал близкий друг Михаил Шемякин.
На Западе художник окунулся в атмосферу свободы, начал много писать. Стилистически стал тяготеть к авангарду. У него появляются работы в стилистике русского лубка.
Живя в Париже, художник приобрел популярность.
В 1975-1984 гг. прошло более 40 персональных и коллективных выставок во Франции, Германии, Швеции, Италии, США, Японии и других странах. После 1984 г. Зеленин практически перестал экспонировать полотна, жил замкнуто, стремясь сохранить независимость от давления рынка.
В творениях художника появляется больше артистизма, красочности, образности. Палитра художественных образов обогащается: на картинах, кроме символичного Яблока, появляется Гранат. В работе «Владимирская Богоматерь» раскрытый Гранат символизирует расколотую на две части жизнь художника: ему кажется, что на чужбине он никому не нужен. На картине «Яблоко матрицы» изображено рассеченное пополам огромное Яблоко, большая часть которого окрашена в мрачный цвет и символизирует жизнь в любимой стране – на Родине, которая его не приняла и изгнала, а меньшая – яркая и цветная – жизнь во Франции, где он так и не обрел подлинного ощущения Отчизны.
В этот период Зеленин напишет: «Я скучаю по Сибири, Новокузнецку, тайге... все тянет увидеть наши сибирские реки, тайгу, снег!».
Ностальгические настроения художника отражаются и в его творчестве, в поздний период Зеленин пишет несколько мрачно, даже депрессивно.
В 1988 г. по приглашению академика Д. Лихачева Эдуард Зеленин приезжает в Москву, Ленинград и Новокузнецк. Он дарит 5 своих работ Новокузнецкому художественному музею. С изображением одной из них – литографии «Дама в шляпе» - Министерство связи в 1989 г. выпустило почтовую марку.

В 2002 г. Эдуард Зеленин умер от инсульта в Париже, где и похоронен на кладбище Пантен. Сегодня во Франции живет только его дочь.
Эдуард Леонидович мечтал о больших выставках в Москве, Ленинграде, Владимире, Свердловске, и, конечно же, в родном Новокузнецке. При жизни ему это не удалось. Но в 2015 году уникальная возможность познакомиться с творчеством своего земляка появилась и у новокузнечан. 10 сентября 2015 года в Новокузнецком художественном музее открылась выставка «Эдуард Зеленин. Возвращение шедевров». Представлено 60 работ Эдуарда Зеленина из парижской галереи Поля Нужейма (он выкупил картины у семьи художника), а также работы из фондов Новокузнецкого художественного музея и частных коллекций горожан. В общей сложности в Новокузнецке сохранилось не более 20 работ Э. Зеленина.

СМИ о выставке:

ТВН, Новости Эдуард Зеленин. Возвращение шедевров
10 канал, Новости «Возвращение шедевров» Э. Зеленина
Он на уровне самых известных / Александр Бокин// Кузнецкий рабочий. 2015. 22 октября
Эдуард Зеленин в пространстве и времени творчества / Савва Михайлов Кузнецкий рабочий. 2015. 22 октября

В ходе мероприятий проекта «Творим историю вместе» 8-9 октября 2015 года состоялась встреча, посвященная творчеству Эдуарда Зеленина.


Опередивший время: к выходу книги об Эдуарде Зеленине / записала Е. Протопопова, 2020

К 300-летию Кузбаса сотрудниками библиотеки имени Н.В. Гоголя Е. Э. Протопоповой, главным специалистом по библиотечному маркетингу, членом Союза журналистов РФ, и О. Анчоковой, руководителем отдела Абонемент, инициирован городской проект «Родина Кузбасс: 300 лет в истории России». В рамках проекта проходят концерты, презентации книг, творческие вечера, виртуальные выставки, краеведческие лектории и многое другое. Одним из мероприятий стала встреча с Ириной Казанцевой и Евгением Крюковым, авторами книги «Эдуард Зеленин: возвращение на Родину» (онлайн-премьера представлена на видеоканале Гоголевки).

Протопопова Е.: Евгений, как указывает титульный лист книги, это Ваш авторский проект. Расскажите, что послужило поводом к его появлению.

Крюков Е.: Впервые об Эдуарде Зеленине я узнал в 90-е годы прошлого столетия от коллекционера антиквариата Виктора Гуменика, который был с ним в дружеских отношениях и охотно делился информацией об этом художнике. Мне стало известно, что Зеленин после участия в бульдозерной выставке художник попал в разряд инакомыслящих и в 1975 году был вынужден эмигрировать из СССР.
Мое непосредственное знакомство с творчеством Зеленина состоялось в сентябре 2015 года в период работы в Новокузнецком художественном музее международного выставочного проекта «Эдуард Зеленин (1938-2002). Возвращение шедевров», который привез французский искусствовед и галерист Поль Нужейм.
На открытии выставки я пообщался с людьми, которые хорошо знали Эдуарда Зеленина, предложил встретиться и поговорить о Зеленине. Так я в буквальном смысле напросился в гости в семью Юрия Люленкова, которую связывала с Зелениным многолетняя дружба.
Во время моего визита мне показали альбом фотографий, случайно обнаруженный на антресолях старого шкафа, и я стал первым «зрителем» более ста фотографий работ художника, написанных им в новокузнецкий период жизни. Позднее мне показали и папку с рисунками Эдуарда Зеленина.
Из рассказов близкого окружения Эдуарда Зеленина я понял, что никто толком не знал, что писал художник, и сколько работ он написал, когда в 1950-е – начале 1970-х годов жил и работал в Новокузнецке. Иногда он выставлялся в Москве, но что возил на выставки и в каком количестве, не знали даже его друзья-художники. Что-то они могли видеть в мастерской Дворца культуры металлургов, где работали Шушаков и Вшивков, выделившие Зеленину «угол»; какие-то работы иногда оказывались на выставках. Что-то Зеленин продал в частные коллекции в Москве, а что-то через иностранных граждан уплыло за границу.
Когда Зеленин покидал Советский Союз, какие-то работы по разрешению особых органов вывез он сам, что-то потом привезли в Париж его жена Татьяна, друзья и знакомые. Но что именно они вывезли, неизвестно. Кое-что прилипло и к рукам сотрудников тех самых государственных органов, которые называли искусство Зеленина «антинародным», «хламом», «бездарными картинками», но очень многие высокопоставленные чиновники почему-то захотели заполучить в свою собственность картины не признаваемого ими художника. В общем, ограбили и выдворили из страны. Судить о новокузнецком периоде в творчестве Эдуарда Зеленина не представлялось возможным.
Так вот, на пожелтевшие от времени страницы альбома были наклеены черно-белые фотографии работ Э. Зеленина, которые художник написал, живя в Новокузнецке. В то время Юрий Люленков увлекся фотографией и отснял на пленку многие работы своего друга. Возможно, какие-то фотографии сделал и сам Зеленин. Благодаря этому мы имеем весьма выразительные личные фотографии Эдуарда Зеленина начала 1960-х годов в мастерской, на фоне картин, за работой и даже на прогулке в парке Гагарина. Как рассказала Галина Люленкова, жена Юрия, тот ходил буквально по пятам обожаемого им Зэда, подбирал по разным углам и закуткам мастерской выброшенные Зелениным рисунки и наброски и со словами: «Знаю, из тебя выйдет настоящий художник! Ты дойдешь до мирового уровня», – складывал все эти сокровища в заветную папочку.
В альбоме более ста фотографий картин Зеленина, написанных им до отъезда из СССР. Какие-то из них известны в цвете, так как сохранились в частных коллекциях, в том числе и новокузнечан, что-то всплыло в каталогах и альбомах, изданных за рубежом. Точные даты написания многих картин неизвестны, мы можем лишь условно назвать временной период, в который они были созданы. Скорее всего, это конец 1950-х и 1960-е гг. Однако некоторые из них были подписаны и датированы с указанием года и месяца.
Замечу, что многие работы, к сожалению, навсегда останутся безымянными и сохранятся в памяти лишь черно-белыми. Но хорошо уже то, что благодаря этому фотоальбому, сохранившемуся в семье Люленковых, мы имеем хоть какое-то представление о творчестве Эдуарда Зеленина до его эмиграции в Париж.
В общем, как только я увидел содержимое папки и раскрыл альбом, мне стало ясно, что я нашёл клад! И родилась идея издать каталог этих черно-белых копий работ Зеленина, написанных им до эмиграции из Советского Союза. Со своей идеей я обратился к директору Издательского дома «Кузнецкая книга» Ирине Казанцевой. Она поддержала мой проект, и работа началась.

Анчокова О.: Но, насколько мы можем видеть, первоначальный замысел претерпел существенные изменения. Ирина, каким был этот путь от черно-белого каталога до внушительной монографии.

Казанцева И.: Знаете, что удивительно? Встречаясь со многими художниками Новокузнецка, со многими из которых знакома, дружна и сделала несколько публикаций, ни разу в наших разговорах я не услышала имя Эдуарда Зеленина... Картины Зеленина я тоже увидела впервые на выставке 2015 года. И имя этого художника услышала впервые именно тогда. Я не знала его биографии, понятия не имела о его творческом пути. Белый лист.
И вот я на выставке его картины. Ни один художник не производил на меня столь сильного впечатления. Это уже потом, погрузившись в жизнь и творчество Зеленина, я поняла, что именно тогда через образы и краски, линии и завитки я почувствовала самого Зеленина: Зеленина-человека, Зеленина-художника. Думаю, именно тогда в каких-то высших сферах произошли судьбоносные скрепы, и мы с Евгением Николаевичем уже были обречены на издание этой книги. Возможно, сам Зеленин выбрал именно нас, чтобы вернуться, наконец, на Родину.
Потом через два года или чуть больше Евгений Николаевич предложил издать каталог. Но я хорошо знаю его маниакальную страсть добраться до сути предмета, о котором он пишет. И с уверенностью могла предугадать, что просто каталогом он не ограничится. Да и мне самой издать просто черно-белый каталог было бы и скучно и не интересно. А самое главное, вне контекста жизни и творчества Зеленина каталог не имел бы столь большого значения.
Потому я и предложила издать серьезную монографию, представляющую собой сборник материалов, посвященных жизни, творчеству и выставкам известного новокузнецкого художника Эдуарда Зеленина. В результате мы не только собрали буквально по крупицам все имеющиеся сведения из разных источников – каталогов, газетных публикаций, интернет-ресурсов, но и дополнили вновь открывшимися сведениями о его родословной, циклом воспоминаний новокузнечан – современников, друзей и коллег Эдуарда Леонидовича; представили читателям эпоху 60-70-х годов прошлого столетия, в том числе и событиях в политической и культурной жизни страны; рассказали о личной судьбе художника и практически в полном объеме представили его творческое наследие Новокузнецкого периода из каталога фотографий его работ, познакомили с произведениями периода его жизни в Париже.
Помимо уже указанных каталога фотографий работ Зеленина, папки с его рисунками, личных фотографий художника, опубликованных впервые, мы использовали архивы и фотоматериалы из частных собраний Елены Степочкиной, родственницы Эдуарда Зеленина, семьи Юрия Люленкова, Светланы Афанасьевны Берзиной, Ларисы Ивановны Гуменик, монографии Поля Нужейма, каталога Анатолия Панченко, а также материалы Новокузнецкого художественного музея и журнала «Наш город Новокузнецк».
Мы разыскали статьи и каталоги, изданные за рубежом на французском и немецком языках. Статьи были переведены на русский язык и также вошли в книгу. В данной монографии размещены выдержки из писем художника. Помня о том, что новокузнечанам вряд ли доведется где-то еще увидеть работы Э. Зеленина, мы стремились включить в книгу как можно большее число репродукций. В общем, что из этого получилось, судить читателям книги.

Протопопова Е.: Во многих воспоминаниях о Зеленине его современники говорят об огромном влиянии, которое он оказал на них. В чем это выражалось?

Казанцева И.: Зеленин – человек уникальный, личность всесторонне развитая. Он прекрасно разбирался в живописи классической и современной, русской и зарубежной, был знатоком музыки, как никто сумел почувствовать джаз, у него можно было послушать самые последние новинки зарубежной музыки, нашу советскую бардовскую песню. Он хорошо разбирался в кинематографе, в литературе. У него была своя точка зрения и на искусство, и на ситуацию в стране.
Если говорить о его влиянии на новокузнецкую публику, то приведу несколько примеров. Станислав Долгов – новокузнецкий поэт, вспоминает, что от Зеленина он получал последнюю информацию о новинках литературы. Он открыл ему Михаила Булгакова с его «Собачьим сердцем» и «Мастером и Маргаритой». Познакомил его с поэзией Иосифа Бродского, прозой Андрея Платонова. Владимир Рыков рассказал, как Зеленин пригласил его на закрытый показ фильма Ингмара Бергмана, величайшего шведского режиссера, для городских партийных и комсомольских работников и прочих начальствующих лиц.
Светлана Берзина свидетельствует о том, что именно от Зеленина новокузнецкие художники узнали о Михаиле Шемякине, Олеге Целкове, о других участниках бульдозерной выставке, о событиях культурной жизни в столицах – Москве и Петербурге. Как-то Зеленин привез тоненький в мягком переплете альбом и неведомое имя – Сальвадор Дали, и провел для всех что-то вроде лекции об этом художнике.
Альберт Сущенко, сказавший о своем поколении: «Мы хрущевской оттепели дети...», говорит о джазовых композициях, которые впервые услышал в доме у Эдуарда Зеленина.
В каждом интервью есть что-то новое о Зеленине, раскрывается какая-то новая грань этого многогранного человека.

Крюков Е.: И еще один любопытный факт. Игорь Баукин, музыкант, спортсмен, художник, вспоминает, что вместе с Зелениным играл в одной команде КВН. Как-то приехало телевидение из Кемерова, и нам объявили, что команда ВНИИГидроуголь будет участвовать в КВН. Руководство устроило настоящий кастинг и из двадцати соискателей отобрало восемь. Игоря назначили капитаном команды, а Эдуарду Зеленину поручили художественное оформление выступлений и заданий новокузнецкой команды. Рисовать надо было в соответствии с ситуацией – смешно, с юмором, попадая точно в яблочко! У Зеленина с чувством юмора все было в полном порядке, и получалось просто блестяще! Вот так он стал членом Клуба веселых и находчивых, вошел в историю КВНовского движения в Новокузнецке.

Казанцева И.: Зеленин был интересен и многим известным людям. Среди людей, лично знавших Зеленина, – Владимир Высоцкий, который вместе с Мариной Влади бывал в гостях у Зеленина в Париже. Современники поэта не раз говорили, что Высоцкий был очень избирателен в общении, он чувствовал людей и сразу устанавливал дистанцию с теми, кого не принимал в свой круг общения. При этом он терпеть не мог, когда его просили спеть: «Ура, Высоцкий пришел! Где гитара? Пой!» Это его бесило! Высоцкий брал в руки гитару и играл только в комфортной и уютной для него обстановке, как правило, в кругу друзей, когда он сам этого хотел, когда чувствовал ситуацию, человека. А тут Владимир Высоцкий в течение нескольких часов сам себе аккомпанирует на гитаре и записывает на магнитофон свои песни. Наверняка, там было записано и просто живое общение, какие-то его комментарии, разговор о чем-то… Жаль, что все это, видимо, утрачено…

Крюков Е.: Эдуард Зеленин был дружен практически со всеми художниками, участниками бульдозерной выставки и ставшими знаменитыми на весь мир. Это Оскар Рабин, Михаил Шемякин, Олег Целков и другие. Он был лично знаком с диссидентским поэтом Глебом Горбовским, автором известных стихов «Сижу на нарах, как король на именинах». Он общался с такими людьми искусства как Мстислав Растропович и Галина Вишневская, в частной коллекции которых есть его картины. Это, наконец, известный и многими любимый режиссер Эльдар Рязанов. И многие другие.
Он был им интересен и своею живописью, и своею судьбой. Его не приняли в СССР. Его не поняли и новокузнецкие чиновники от искусства, до сих пор не признают многие наши новокузнецкие художники. Его манера писать у многих вызывала неприкрытое раздражение, многие не понимали его стремления к новому, выходящему за привычные дозволенные рамки. А он, несмотря ни на что и вопреки обстоятельствам, шел к созданию своей творческой концепции, своего особого художественного мира. И даже те, кто не признавал его самобытность и талант, вынуждены считаться с тем фактом, что он стал всемирно известным художником и вошел в историю мирового искусства.

Анчокова О.: Зеленин интересен, прежде всего, как художник-авангардист, представитель нонконформизма. Любопытно, что свой художественный метод сам Зеленин определял как сказочный реализм…

Казанцева И.: Когда Виктор Евстропов спросил Зеленина: «Эдик, есть кубисты, авангардисты, сюрреалисты… А ты кто?» Он засмеялся: «Я свое направление называю «сказочный реализм»! Зеленин всегда был против полного копирования жизни, считал, что это может сделать любой фотограф. Когда один в один – это не искусство. Художник должен создавать новую реальность. У него она сказочная. Не случайно эпиграфом к книге мы взяли слова Эдуарда Зеленина: «Эта бабочка, эти бублики и самовары, эта осенняя ветка, апельсины на медном блюде, цветы, рыбы... Я хочу, чтобы каждый их полюбил и, глядя на них, развеселился бы так же, как я. Живопись должна приносить счастье».
И еще одна цитата: «Принято считать, что если ты живешь в крупном промышленном городе вроде нашего, то и тематика у тебя непременно должна быть индустриальная. По-моему, это примитивная точка зрения. Именно в таком городе трудящемуся человеку нужнее всего красота».
Любопытно высказался о стиле Зеленина в статье «Сибиряк из Парижска» известный режиссер, с которым был дружен Зеленин, Эльдар Рязанова: «Я не искусствовед. Поэтому пусть простят меня специалисты за примитивность. Я делю живопись на две категории: на ту, которая нравится, и ту, которая оставляет равнодушным. Картины Эдуарда Зеленина относятся как раз к тем произведениям искусства, которые лично мне очень нравятся. Если Вы меня спросите «почему?», отвечу прямолинейно и непрофессионально: потому что его картины радуют глаз. Потому что они нарядны. Потому что, глядя на них, хочется жить. Потому что они создают в душе праздник. Потому что в них буйство цвета и фантазии. Картины Зеленина необычны, карнавальны, элегантны и, черт побери, красивы, хотя я знаю, что употреблять это слово по отношению к живописи – дурной тон. И, наконец, у Зеленина есть свой стиль. А создать свой стиль в конце нашего века, когда до тебя трудились сотни тысяч художников, среди которых немало талантов, неимоверно сложно, просто немыслимо…»

Протопопова Е.: В вашей книге красной нитью проходит мысль о неразрывной связи Зеленина с Родиной…

Крюков Е.: Эдуард Зеленин всегда мечтал о своих больших персональных выставках в музеях Москвы, Ленинграда и Новокузнецка. И когда жил в России, и когда вынужденно оставил ее. К сожалению, как это часто бывает, при жизни этой мечте художника не суждено было сбыться.
В далеком 1988 году город встретил своего знаменитого земляка радушно и тепло. И этот прием, встречи с друзьями и собратьями по цеху окрылили его необыкновенно. Он уезжал из Новокузнецка воодушевленный, ведь его здесь помнили, его здесь оценили по достоинству и, главное, ему пообещали в самом ближайшем будущем большую персональную выставку… И она состоялась… Спустя 27 лет.
Он очень любил Новокузнецк, по словам тех, кто знал его близко, Зеленин постоянно вспоминал родной город, мечтал о нем, писал и говорил о нем. По признанию Поля Нужейма, выкупившего работы Зеленина у его семьи, в его картинах всегда прочитывается Россия: «Это глубоко русские работы, в них всегда есть русская символика, церкви или самовар на подоконнике, колористика, что-то, что напоминает о России».

Казанцева И.: Эксперты склонны считать, что в каждой из работ Зеленина «есть какой-то скрытый смысл, в некоторых из них прослеживается политический подтекст, религиозные проблемы, вечные вопросы русской интеллигенции «Что делать?» и «Кто виноват?» При этом его несомненная приверженность русской религиозной традиции, иконописи, душевная сосредоточенность вносят в те его работы, в которых присутствует диалог с сюрреализмом, совершенно особую эмоциональную и художественную тональность. Его искусство давно уже не воспринимается принадлежащим одной культуре. По их мнению, Зеленин – «русский европеец, художник музейного уровня, наделенный высоким даром обращаться ко всем, восхищать многих и оставаться предметом открытий в будущем».

Протопопова Е.: Как же так случилось, что талантливый художник Эдуард Зеленин покинул Родину?

Крюков Е.: Мы пытались ответить на него каждый по-своему, в чем-то соглашаясь друг с другом, а в чем-то нет. Что касается авторов книги, то вся эта книга – это и есть попытка на него ответить. А еще – это огромное желание сказать спасибо талантливому художнику-новокузнечанину, работы которого сегодня находятся в коллекциях по всему миру, художнику, который занял достойное место в истории мирового искусства, который не потерял свое лицо в самую страшную эпоху нашей страны, эпоху, когда творчество было на службе авторитарного режима, когда любое инакомыслие преследовалось и главным мерилом таланта было безропотное следование коммунистической идеологии. Но время все расставило по своим местам: идеологи и их идолы канули в истории, а художник Эдуард Зеленин и его работы постепенно возвращаются на Родину.

Казанцева И.: Бытует мнение, что, если гений неизвестен при жизни, то его потомки, последующие поколения, обязательно во всём разберутся и воздадут ему должное. Хотелось бы, чтобы эта книга не только дала наиболее полное представление современной молодежи, юным новокузнечанам о нашем известном земляке, но и сподвигла на конкретные шаги благодарности, например, установить мемориальную доску на доме, в котором «жил был художник один…»
Эдуард Зеленин этого вполне заслуживает. Сегодня его картины есть во всех серьезных частных коллекциях любителей русского нонконформизма. В этих кругах он высоко ценится и известен. Один из самых известных коллекционеров Александр Глейзер, меценат, поклонник творчества Эдуарда Зеленина, когда в 1977 году написал свою книгу «Советское искусство в изгнании», на обложку поставил автопортрет Эдуарда Зеленина. Это о многом говорит.
Работы Зеленина в коллекциях по всему миру, в том числе и в Америке, и в Бразилии, и в Италии... При жизни в Париже за первые 10 лет Эдуард Зеленин участвовал в сорока выставках: в Нью-Йорке, Италии, Швеции, Токио, Германии и, конечно, во Франции. По мнению ведущих современных критиков и искусствоведов, Зеленин – выдающийся художник, занявший достойное место в истории мирового искусства.

Е. Э. Протопопова (составитель), 2015 (дата обновления 28.11.2020)
Видео

Посмотреть видео

Посмотреть видео

Посмотреть видео