Главная   \   Знаменитые новокузнечане   \   Производственники и новаторы   \   Бардин Иван Павлович

Знаменитые новокузнечане

Главный инженер Кузнецкстроя. Выдающийся металлург.
Герой Социалистического Труда (1945). Лауреат Ленинской (1958)
и Государственных премий (1942, 1949). Академик АН СССР (1932),
вице-президент АН СССР (1942-1960)

Иван Павлович Бардин родился 13 (1) ноября 1883 г. в селе Широкий Уступ Антарского уезда Саратовской губернии. После окончания трёх классов начального училища и года домашней подготовки он поступил в Александровское ремесленное училище, где готовили квалифицированных слесарей, литейщиков, машинистов. Молодого Бардина вполне устраивало «ремесленное направление», иначе думала тетка по матери Александра Михайловна. Она предложила забрать документы из ремесленного и пойти учиться в Мариинское земледельческое училище, которое готовило управляющих помещичьими имениями. После окончания училища в 1903 г. И. П. Бардин стал студентом Ново-Александрийского сельскохозяйственного института, из которого был исключен в 1905 г. за участие в демонстрации против постановки антисемитской пьесы. В 1906 г. Иван Павлович поступил в Киевский политехнический институт, сначала на агрономическое, а затем на химическое отделение. Подготовку по металлургии он получил под руководством профессора В. П. Ижевского, который привил ему глубокий интерес к чёрной металлургии. Институт Бардин окончил в 1910 г., получив диплом инженера-технолога.
Не найдя на родине работу по специальности, молодой металлург в 1910 г. уехал в США в надежде обогатить свои знания и получить практический опыт на каком-либо крупном заводе, ведь американская металлургия была в то время наиболее передовой. Он получил работу на самом крупном и механизированном металлургическом заводе «Гери», но русский инженер с дипломом мог попасть на американский завод только в качестве рабочего. Бардина выручили отменное здоровье, большая физическая сила.
В 1912 г. И. П. Бардин вернулся на родину. Профессор В. П. Ижевский помог Бардину устроиться на Юзовский металлургический завод, на котором он работал до 1915 г. Здесь он встретился с доменщиком М. К. Курако, и этот талантливый самоучка стал вторым после профессора В. П. Ижевского наставником будущего академика. В дальнейшем И. П. Бардин работал на других металлургических заводах юга России: Енакиевском (1915-1923 гг.), Югсталь (1915-1924 гг.), Макеевском (1924-1925 гг.), им. Ф. Э. Дзержинского в Запорожье (1925-1929 гг.). На всех предприятиях И. П. Бардин боролся за строительство крупных, полностью механизированных агрегатов, за внедрение самой прогрессивной техники.
В марте 1929 г. Бардина назначили техническим директором Кузнецкстроя. Под его техническим руководством полностью построен Кузнецкий металлургический комбинат, в то время один из самых совершенных и больших металлургических заводов в мире. Вот как Бардин вспоминает о чувствах, охвативших его, когда он узнал о назначении: «Я был горд и преисполнен радости. Комплексное строительство представляло для меня огромный интерес. Постройка целого завода американского типа у себя на родине - не об этом ли я мечтал всю жизнь, не к этому ли стремилась моя душа инженера! Да и для всякого инженера это явилось бы счастьем и идеалом... Я был горд и счастлив, что именно на меня выпал выбор строить завод в Сибири, в крае, который многих отпугивал своей суровостью и дикостью». 25 марта 1929 г. Иван Павлович приехал в Кузнецк. Он был удивлен тем, что ещё с дореволюционных времен шел разговор о Кузнецком заводе, а результатов, кроме деревянных домиков, в которых располагалось управление строительства, было немного, и сами строители потеряли веру в то, что завод когда-нибудь будет построен. С приездом Бардина на Кузнецкстрой началась активная подготовка к строительству. Чтобы начать строительство, в первую очередь нужны были не только чернорабочие, но и чертёжники, механики, металлурги и строители, а также станки и материалы. Все это приходилось искать И. П. Бардину. В первую очередь для решения проблемы кадров он пригласил металлургов-куракинцев, которые уже начинали работу в Сибири. Из них удалось заполучить немногих: Г. Е. Казарновского, который стал правой рукой Бардина, П. Д. Зайцева. И. М. Демидова. Затем были приглашены металлурги и строители, которых И. П. Бардин знал по работе на южных заводах. Особенно много желающих ехать на новую стройку нашлось на заводе имени Дзержинского. Так сформировался аппарат управления. Основной строительной силой стали спецпереселенцы, крестьяне из сибирских деревень, завербованные рабочие из европейской части России.
Для решения проблемы с материалами И. П. Бардин предложил максимально использовать местные ресурсы, создать свою хотя бы небольшую базу строительства. Иван Павлович такой базой считал Гурьевский завод. Он добился включения Гурьевки в состав Кузнецкстроя, и она после реконструкции стала давать металлоконструкции, литьё, узколитейные рельсы, метизы, огнеупоры.
В апреле 1929 г. был утвержден эскизный проект Кузнецкого завода, были размещены заказы в проектных организациях Ленинграда, Москвы, Харькова, однако трудно было иметь дело с разбросанными по стране организациями. По инициативе И. П. Бардина был создан свой проектно-конструкторский отдел, который увязывал работу проектных организаций, а некоторые проекты выполнял самостоятельно. Рабочее проектирование основных цехов Кузнецкого завода началось во второй половине 1929 г., а уже весной 1930 г. развернулось форсированное строительство. 1 мая 1930 г. была произведена закладка фундамента первой домны. Со второй половины 1930 г. начало прибывать оборудование, заказанное за границей, - экскаваторы, краны, трактора, автомашины, станки.
Инженер большого размаха, Бардин был способен управлять и действующим заводом, и стройкой, обладал ценными для руководителя чертами характера - умом, решительностью, прямотой, оперативностью. Меньше всего он сидел в конторе. У него вошло в привычку большую часть времени проводить на строительных площадках, самому видеть, как ведутся работы. С самого раннего утра его можно было увидеть на площадке. Маршрут обычно был один и тот же: сначала он спускался на будущий шамотный двор и через мартен отправлялся к домнам. Затем обходил группу механических мастерских. И только часов в 6 вечера появлялся у себя в кабинете и начинал заниматься делами производственного отдела, конструкторского бюро, заслушивал отчёты о ходе работ на участках. Рабочий день продолжался 12-14 часов. А на особо трудных участках И. П. Бардина можно было увидеть и ночью. Работа днём и ночью, постоянное недосыпание и напряжение давали о себе знать, но И. П. Бардин не обращал внимания на усталость. Его целиком поглощала одна мысль - построить завод. Достаточно точно охарактеризовал инженера в своих воспоминаниях П. М. Масловский: «Одевался Бардин очень скромно, ходил в кожаной куртке, в высоких ботинках армейского образца, и по одежде его трудно принять за руководителя стройки. Внешне он казался замкнутым, сосредоточенным, неразговорчивым человеком. И действительно, он не любил многословия, требовал конкретных и кратких деловых предложений при обсуждении разных вопросов. Многолюдных и длительных совещаний у него я не помню. Вызывались к нему не более 4-5 человек, непосредственно имевших отношение к рассматриваемому вопросу». И ещё характерная черта стиля руководства главного инженера - он никогда не давал указаний через голову работников, ответственных за тот или иной участок, так как считал, что это приведет к неразберихе, к снижению ответственности и авторитета инженеров.
При возведении завода И. П. Бардин исходил из идеи комплексного строительства завода, что существенно отличало Кузнецкстрой от других строек. Строительные работы начались по всему металлургическому циклу, не забывая о «тылах» основного производства, с тем, чтобы в кратчайший срок вслед за домной пустить мартеновские печи и прокатные станы, обеспечив каждый из этих агрегатов полноценным вспомогательным хозяйством. Он называл это «выдержать характер» и строить «завод, а не цех».
1 апреля 1932 г. первая кузнецкая домна была задута, через полтора суток пошел первый чугун. Вслед за первой печью через месяц пошла вторая. Вскоре выдал сталь мартен, затем вошёл в строй блюминг и рельсопрокатный стан. Достойной оценкой в создание Кузнецкого металлургического комбината и заслуженным признанием большой научной важности проделанной работы явилось присвоение в 1932 г. И. П. Бардину степени доктора технических наук. В этом же году он был избран действительным членом Академии наук СССР. Рабочие любовно называли своего главного инженера «академиком в полушубке».
Однако освоение мощностей на первых порах проходило неудовлетворительно. Одна за другой следовали аварии, которые вызывали длительные простои цехов и всего завода. Не ладилось с качеством продукции, с её себестоимостью. Причин было много, но главное состояло в том, что не хватало опытных инженерно-технических работников. Особенно плохо в период освоения работали домны, из-за того, что металлурги недостаточно были знакомы с качеством местных руд, углей, известняка. Пришлось И. П. Бардину заняться длительными и кропотливыми исследованиями материалов, разных режимов дутья и температуры, чтобы выяснить, в каких условиях домны смогут работать спокойно. Важную роль в этом отношении И. П. Бардин отводил и центральной заводской лаборатории, стремясь сделать её мозгом завода, штабом технического прогресса. Она стала действовать одновременно с пуском завода. Её исследовательские работы дали многое для определения параметров технологии, чего так не хватало заводу.
С ростом Кузнецкого металлургического комбината всё больше требовались грамотные инженерные кадры. Нужны были не просто технические работники, а специалисты высшего класса, способные разработать технологию производства металла. По инициативе И. П. Бардина в 1931 г. в Новокузнецке открылся Сибирский металлургический институт. И. П. Бардина часто можно было видеть в студенческих бараках, где проводились вечера вопросов и ответов, диспуты о будущем советской металлургии. В спорах и мечтах проявлялась удивительная картина будущего комбината, красивого города, имя которому - Новокузнецк. Он принимал активное участие в учебном процессе: читал лекции будущим сталеплавильщикам и прокатчикам, внимательно следил за становлением и ростом института, за строительством учебного корпуса и общежития.
Детищем И. П. Бардина является и научно-техническая библиотека КМК, которой после смерти академика было присвоено его имя. Во всём помогая библиотеке, И. П. Бардин требовал от неё активного участия в решении производственных задач. Давая инженерам задания, он одновременно поручал библиотеке подобрать соответствующую литературу. В библиотеке было создано бюро переводчиков, стал издаваться информационный бюллетень о новых статьях в советских и зарубежных журналах. По словам И. П. Бардина, библиотека стала главной инструменталкой завода, вооружавшей металлургов самым ценным инструментом - книгой.
Еще во время строительства КМК И. П. Бардин приступил к созданию научно-технического музея, основными задачами которого были пропаганда технических знаний, помощь металлургам в овладении техникой, организация экскурсий, выставок, конференций.
Постепенно решались проблемы комбината. К 1936 г. Кузнецкий металлургический комбинат был уже на полном ходу, были освоены и местные угли, и местные руды. Домны - главная забота И. П. Бардина - работали стабильно. Расширялись рудники, продолжал строиться и завод.
Ещё в 1932 г., после того как стали известны результаты разведок местной железной руды, показавшей, что запасы исчисляются многими десятками миллионов тонн, И. П. Бардин предложил строительство в Кузнецком районе нового металлургического завода. По его мнению, огромная продукция нового металлургического завода будет сама уходить в виде вагонов и паровозов. Рядом с металлургическим заводом Бардин предложил возвести паровозостроительный и вагоностроительный заводы. Вскоре было принято решение о постройке кузнецкого паровозостроительного завода и второго кузнецкого металлургического завода. Для строительства была выбрана площадка на правом берегу реки Томи. Начались изыскательные работы, готовились проекты, но строительство было законсервировано из-за нехватки средств.
В 1937 г. И. П. Бардина вызывают в Москву и назначают главным инженером ГУМПа Наркомтяжпрома. С 1938 г. он возглавляет технический совет Наркомтяжпрома СССР, становится членом Совета по металлургии и химии при Совнаркоме СССР, а с 1941 г. - Государственным советником Совнаркома СССР. В годы Великой Отечественной войны И. П. Бардин руководил работами, направленными на мобилизацию ресурсов восточных районов СССР для нужд обороны, возглавлял Уральский филиал Академии наук СССР, был основателем нескольких свердловских НИИ.
После войны его освобождают от работы в наркомате, чтобы он мог заниматься работой в Академии наук. При его участии развивалась тяжелая промышленность Казахстана и Западной Сибири, создавались Череповецкий, Карагандинский, Западно-Сибирский металлургические заводы. В 1943-1958 гг. И. П. Бардин преподавал в Институте стали им. И. В. Сталина. С 1944 по 1960 гг. был директором Центрального научно-исследовательского института чёрной металлургии. В 1960 г. этому институту было присвоено его имя.
И. П. Бардин награждён семью орденами Ленина. В 1942 г. работа Бардина по мобилизации ресурсов Урала была удостоена Сталинской премии первой степени. В 1945 г. за выдающиеся заслуги в деле проектирования, строительства и освоения крупных металлургических заводов и научные достижения в области металлургии ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда. В 1949 г. Бардину присуждена Сталинская премия первой степени за работы по интенсификации мартеновского процесса путём применения кислорода. В 1958 г. Бардин удостоен Ленинской премии за работы по созданию первых промышленных установок непрерывной разливки стали.
До последних мгновений своей жизни И. П. Бардин был полон сил и творческих замыслов. Он и умер на посту - на заседании Госплана СССР, через несколько минут после того, как закончил свою речь о перспективах развития советской металлургии. Это было 7 февраля 1960 г…

Когда въезжаешь в Новокузнецк со стороны вокзала, обращаешь внимание на три улицы, которые словно лучи расходятся в разные стороны. Одна из улиц – бывшая Центральная улица – решением горсовета от 9 февраля 1960 г. названа именем академика И. П. Бардина. 1 августа 1967 г. на проспекте Металлургов напротив Дворца культуры КМК открылся бронзовый бюст академика Бардина скульптора С. Д. Шапошникова (изготовлен на Мытищинском заводе художественного литья).
Имя И. П. Бардина также носит научно-техническая библиотека КМК. 11 апреля 1984 года имя академика И. П. Бардина присвоено Кузнецкому металлургическому техникуму (ныне - колледж).
Звание «Почётный гражданин города Новокузнецка» присвоено И. П. Бардину посмертно 30 июня 2009 г. (решение Новокузнецкого городского Совета народных депутатов от 30.06.2009 г. № 17).
25 января 2013 года газета «Кузбасс» к юбилею области опубликовала рейтинг самых известных людей (событий / явлений) за 70 лет с момента создания Кемеровской области. В числе новокузнечан был назван И. П. Бардин.
6-7 июля 2017 года на торце дома № 28 по улице Кирова появился многометровый портрет Ивана Бардина. Это уже третий портрет выдающегося человека, который появился в Новокузнецке благодаря международному фестивалю «Неделя уличного искусства» (в 2015 и 2016 годах город обрел портреты Владимира Маяковского и Федора Михайловича Достоевского).

Дополнительные материалы

Е. Э. Протопопова (составитель), 2017