Главная   \   Знаменитые новокузнечане   \   Ученые   \   Чиспияков Электрон Фёдорович

Знаменитые новокузнечане

Чиспияков Электрон Фёдорович Э. Ф. Чиспияков с женой

Чиспияков Электрон Фёдорович

08.02.1930 г. - 20.05.1989 г.
Сфера деятельности: Преподаватели вузов, Учёные
Награды, звания: Кандидаты наук
Просмотров: 58

Лингвист-тюрколог, германист. Кандидат филологических наук.
Основоположник изучения диалектологии шорского языка

Россия является многонациональной страной, и сохранение каждого народа и этноса – одна из приоритетных задач государства. Однако задача была бы невыполнимой, если бы не было людей, посвятивших свою жизнь делу сохранения языка, фольклора и культуры малого этноса. Одним из таких подвижников был Электрон Федорович Чиспияков – видный лингвист-тюрколог, германист, кандидат филологических наук, доцент, заведующий кафедрой иностранных языков НГПИ и просто замечательный человек. Именно он подготовил специалистов по шорскому языкознанию, без которых было бы невозможно открыть кафедру шорского языка и литературы и начать приём студентов в 1989 году.

Электрон Федорович Чиспияков родился 8 февраля 1930 года в Ленинграде. Интерес к языкам закономерен: отец – известный шорский писатель Федор Степанович Чиспияков, автор книг: «В долинах Мрассу», «Шолбан», «Кинэ», переводов на шорский язык произведений М. Горького и других русских писателей. Электрон Федорович рано остался без мамы: она умерла через год после его рождения. Отец женился во второй раз на Марии Антоновне Арыковой, с которой познакомился в институте народов Севера, где они оба учились. На воспитание мальчика оказали влияние не только отец и Мария Антоновна, но и неродная ему бабушка. Это была образованная женщина, хорошо знавшая русскую литературу, встречавшая В. И. Ленина на одном из семинаров по пчеловодству.

В связи с переводом отца с одного места на другое, семья часто меняла место жительства, поэтому с 8 класса Электрону Федоровичу пришлось жить без родителей. Школу он закончил в 1948 г. в Таштаголе. Его ученические годы выпали на тяжелые военные и послевоенные годы: не хватало теплой одежды, пригодной для сибирских морозов, и нормального питания.

После завершения в 1952 г. факультета иностранных языков Томского государственного пединститута, долгое время работал в Казани, где познакомился со своей будущей женой, Фавзией Гизатулловной, которая стала ему опорой и поддержкой в жизни, последователем его взглядов, а после смерти отредактировала и опубликовала его неизданные работы. В своей статье о муже, она писала: «Я благодарна судьбе, что моя жизнь была связана с человеком широкой и открытой души, который искренне любил свою семью, своих коллег и друзей, свой народ; …никогда никому ни в чем не отказывал; … всегда искал соответствующую аудиторию для общения; он мог увлечь беседами о народах и об их языках любого, независимо от возраста, образования и социального положения».

В 1964 г. Чиспияков с семьей переезжает в Новокузнецк, и с этого времени его жизнь связана с этим городом, а научно-педагогическая деятельность – с Новокузнецким государственным педагогическим институтом. Заметим, он мог бы продолжить работу в Казани или вернуться в Санкт-Петербург, но искреннее желание изучать шорский язык, непосредственно общаясь с его носителями, побудило будущего ученого приехать в наш город. Это яркое свидетельство преданности выбранному делу – занятию наукой – и верности своему собственному пути в нем – изучению родного (шорского) языка, фольклора, культуры и истории шорского народа.

Еще когда Э. Ф. Чиспияков учился в пединституте, прилежного студента заметил известный ученый А. П. Дульзон, лингвист, этнограф и археолог, доктор филологических наук, профессор, исследователь языков и культуры коренных народов Сибири. Он, как этнический немец, был депортирован в Томск. Их встреча оказалась знаковой для Электрона Федоровича: Андрей Петрович приобщил старательного студента к научным исследованиям и «заразил» его интересом к научной деятельности. Вернувшись из Казани в Сибирь, Электрон Федорович возобновил общение со своим научным руководителем, поступил к нему в аспирантуру (1972) и в рекордно короткий срок – всего через год – защитил диссертацию «Придаточные предложения в шорском языке» – единственную работу в области синтаксиса сложного предложения в шорском языке.

В 1973 г. его избрали заведующим кафедрой иностранных языков НГПИ. Он оставил заведование в 1985 г. из-за большого желания продолжить свою научную карьеру и написать докторскую диссертацию, однако его мечте не дано было сбыться: в 1989 году его не стало.

Электрон Федорович был счастливым человеком: он занимался любимым делом, которое было для него святым. «Святая наука» определила его характер, его жизнь, его судьбу, дала радость творчества. Его деятельная, творческая натура притягивала к себе людей, учеников, студентов и просто знакомых. Я лично была свидетелем, когда человек совершенно другой профессии, «технарь» по образованию, поговорив с Электроном Федоровичем, сожалел, что не выбрал специальность филолога. Ученый просто распространял вокруг себя «научную ауру». Электрон Федорович никогда не важничал, хотя его знания были настолько велики, что казались универсальными, не давил своим авторитетом: был прост в общении, немного ироничен и со всеми разговаривал на равных. Только сейчас я осознаю, как он был мудр, как многое умел предугадать и предвидеть, это дано только людям гениальным, с абсолютным пониманием жизни.

По прошествии многих лет встает перед глазами его образ: всегда в костюме, в чистой отглаженной светлой рубашке, он сидит за своим письменным столом в кабинете после трудных занятий со студентами, попыхивает сигареткой и глядит на нас, слушателей его тюркологического семинара, умными с хитринкой глазами, когда мы в очередной раз затрудняемся перевести шорское предложение.

В его характере было много традиционно шорского: некоторая медлительность в жестах и речи, что придавало весомость всему тому, о чем он говорил; медлительность в работе, исходящая от раздумчивости и желания проникнуть в самые глубины исследуемого; он не был наивным, но отличался простодушием и доверчивостью, старался опираться только на добрые чувства в людях, хотя, обладая проницательным умом, замечал в них разное; обладал непреодолимым желанием помогать любому, обратившемуся к нему за помощью.

Научная деятельность
Э. Ф. Чиспияков больше известен как ученый-тюрколог, но мало кто знает, что он хорошо владел английским и немецким языком, знал ныне мертвый готский язык, который являлся языком древних восточно-немецких племен. Даже подготовил свою коллегу к экзамену по готскому языку, который ей нужно было сдать, чтобы поступить в аспирантуру. Но истинное свое назначение он видел в теоретическом исследовании шорского языка. Свою научную деятельность Электрон Федорович начинал с описания синтаксических структур сложного предложения в шорском языке, но для большинства тюркологов и языковедов он остается ученым с широким лингвистическим кругозором.

Результаты исследований Чиспиякова представлены в 60 работах. В них затронуты все области шорского языкознания – фонетика, лексика, морфология, синтаксис, диалектология, топонимия, история языка. В 2004 году издан сборник «Язык, история, культура тюрков Южной Сибири» (439 с.), куда вошли неопубликованные при жизни статьи, отражающие разнообразие интересов ученого: «О субстратной основе шорского этноса», «Об этногенезе шорцев», «Шорские имена», «К этимологии названий некоторых шорских родов» и многие другие.

Однако коренной вопрос, особенно волновавший ученого, была проблема происхождения шорцев. Он постоянно обдумывал его, поэтому углубленно занимался вопросами археологии, этнографии, антропологии и социолингвистики. Результаты раздумий обобщены в его главном труде «Из истории языков народов Алтая и прилегающих к нему районов» (100 с.), вышедшем уже после смерти в 2006 гоу. В монографии изложена оригинальная классификация тюркских языков Западной Сибири и история их формирования. Выводы автора отличаются от традиционных взглядов и до сих пор вызывают споры в среде тюркологов.

Э. Ф. Чиспияков является основоположником изучения диалектологии шорского языка. В 1985-1986 гг. он активно участвовал в создании «Диалектологического атласа тюркских языков СССР», в поисках материала для него объездил всю Шорию, привлек к этому делу нас, молодых преподавателей английского и немецкого языков. Тогда я впервые побывала в экспедиции по сбору полевого материала. И хотя атлас не был издан из-за финансовых трудностей, Электрон Федорович собрал ценнейший диалектологический материал и опубликовал целый ряд статей, например: «О детализации диалектных особенностях шорского языка», «О диалектном членении шорского языка» и др. Подготовил монографию «Материалы по кондомскому диалекту шорского языка» (192 с.), которая, к сожалению, до сих пор не увидела свет.

Большое значение для развития отечественной фольклористики имели его публикации и исследования фольклорных шорских и телеутских текстов, которые Чиспияков всегда считал лучшим лингвистическим материалом: «Телеутские сказки: «Кыр-Сагал. Балкагтыц йууран балачак» (статья в соавт. с М. Г. Токмашевым), «Фольклорные, художественные и бытовые тексты. Словарь» (статья) и др. Тщательность и высокая теоретическая обобщенность при анализе фольклорного материала свидетельствуют об основательности этнографических знаний учёного: его по праву можно назвать лингвистом, фольклористом и этнографом.

Занимаясь сбором материала для статей по диалектологии и диалектологического атласа, исследуя фольклорные тексты, решая свои научные задачи, встречаясь со многими информантами, он собрал богатейший материал живой шорской речи.

Его жгучим желанием было написать полный толковый словарь шорского языка вместе с В. И. Рассадиным, российским лингвистом, доктором филологических наук, профессором, членом-корреспондентом РАЕН, заслуженным деятелем науки Бурятской АССР и РСФСР, передовиком науки Монголии, кавалером ордена Дружбы, основные направления научной деятельности которого были монголоведение, тюркология, алтаистика. И опять стоит только пожалеть, что Электрон Федорович ушел от нас так рано, недоделав многого и не осуществив и половины своих устремлений. Я думаю, что одной из причин такой нереализованности заключается в слишком высокой планке, которую задал для себя Электрон Федорович в науке: он мог месяцами, даже годами, проверять и перепроверять языковой материал, какую-то созданную им теорию, какую-то свою мысль, анализируя ее с разных сторон, «вылизывать» свои статьи и научные работы.

И все же научный вклад Э. Ф. Чиспиякова достаточно весом и является одним из немногих в отечественной тюркологии, который требует глубокого осмысления. Его труды отличаются чёткостью и ясностью, они достойно продолжают традиции лучших лингвистов и являются высокими образцами научных публикаций.

Общественная и научно-организационная деятельность
Э. Ф. Чиспияков активно занимался научно-организационной и общественной деятельностью, был инициатором многих дел. Изрядное количество времени отдавал работе со студентами, готовил их на олимпиады и научные конференции. Писал методические рекомендации, учебные пособия для самостоятельной работы студентов. Рецензировал авторефераты диссертаций, готовил к выпуску сборники научных статей преподавателей кафедры.

Его основные организационные усилия были направлены на создание в Новокузнецке такой филологии, которая, с одной стороны, углубляла бы знания о его родном языке и тем самым поднимала бы значимость исследований по шорскому языку и тюркологии в целом, а с другой стороны, опиралась бы на культурные и языковые традиции региона и имела бы тем самым практическое значение. С этой целью он, будучи просветителем по самой своей сути, организовал в 1972 году теоретический семинар «Проблемы общего языкознания (с тюркологическим уклоном)», функционировавший до самой его смерти. Этот семинар посещали члены кафедры, германисты по образованию. Увлеченные страстностью, с которой Электрон Федорович преподавал незнакомый им язык, они вовлекались в тюркологические исследования, писали доклады, выступали на конференциях, поступали в аспирантуру. Семь человек из них защитили кандидатские диссертации, двое впоследствии стали докторами наук. С этого момента Чиспияков становится известен в ученом мире не только как деятель науки, но и как создатель особой новокузнецкой школы тюркологов: так широко шорский язык начинает изучаться впервые.

Председатель Советского комитета тюркологов, А. Н. Кононов писал ему: «Вы делаете очень нужное дело – научное, общеобразовательное и патриотическое. Ваш учебный план очень хорош, и практически осуществленный дает многое для развития шорского языкознания…». Благодаря работе семинара в 1980 году в Новокузнецке впервые проводится заседание тюркологов, на котором присутствуют маститые ученые Сибири.
Одним из первых Э. Ф. Чиспияков задумался о необходимости преподавания шорского языка в школах и вузе. Вот что он писал в 1983 г.: «Позволить исчезнуть языку довольно крупного народа – такое же варварство для общества, как исчезновение редких в настоящее время растений и животных…». Чтобы узнать, нужно ли шорцам преподавать язык, он потратил целый год на социологическое обследование. Можно только сожалеть, что результаты обследования остались закрытыми для общественности, хотя проводилось оно с целью побудить государство к коренному пересмотру языковой политики.

Он первым начинает приводить в исполнение идею обучения шорскому языку и открытия отделения по шорскому языку и литературе, написав для этого «Графику и орфографию шорского языка» (61 с.) и «Учебник шорского языка» (319 с.). Его дальновидность вкупе с неутомимой просветительской и организационной работой способствовала открытию в 1989 году шорского отделения и преподаванию шорского языка в некоторых школах юга Кемеровской области.

Я глубоко убеждена, что почва для возрождения шорского народа, его самоосознания была удобрена трудом Электрона Федоровича Чиспиякова. Если бы он не начал писать учебники и не подготовил бы благодаря работе своего тюркологического семинара исследователей шорского языка, то открытие кафедры шорского языка в указанном году было бы просто невозможным.
Бессмертие любого народа в его языке. Труды Э. Ф. Чиспиякова сохраняют шорский язык для вечности и сами вписаны в нее.

Светлой души человек, Э. Ф. Чиспияков прожил интересную, полную трудового энтузиазма жизнь. Многое умел, мог работать военным переводчиком, обладал неординарным умом и громадной работоспособностью, был скрупулезен в изложении научных фактов. Был счастливым человеком, потому что не изменял ни себе, ни своему призванию, ни своему делу, прожил недолгую жизнь в добром согласии со своей женой, воспитал прекрасных сыновей, любил и заботился о внуках. Был открытым, искренним и скромным человеком, никогда не изменял своим убеждениям, даже в угоду переменчивым обстоятельствам, жил в гармонии со своей совестью, природой и научными идеалами. Был очень восприимчив к несправедливости, чувствителен к подлости, его больно ранили низость и неблагодарность людей – и как следствие: не выдержало сердце, он ушел непростительно рано – в 59 лет!


В 2000 году Ф. Г. Чиспиякова инициировала научную конференцию «Чтения памяти Э.Ф. Чиспиякова (к 70-летию со дня рождения)». А с 2020 года в Новокузнецке проводится Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция «Язык. Культура. Этнос. Чтения памяти ученых и педагогов Э. Ф. Чиспиякова и Ф. Г. Чиспияковой».

Дополнительные материалы

  • Галкина Т. В. Э. Ф. Чиспияков как представитель томской лингвистической школы А. П. Дульзона / Т. В. Галкина // Чтения памяти Э. Ф. Чиспиякова (к 70-летию со дня рождения) : материалы научной конференции НГПИ 8 февраля 2000 г. – Новокузнецк, 2000. – Ч. I. – С. 10–12.
  • Кузнецова Л. Сохранить язык – сохранить самобытность народа / Л. Кузнецова // Кузбасс. 2015. 7 мая.
  • Орлова Н. Учителя в учениках своих / Нэлли Орлова // Кузнецкий рабочий. 2019. 9 августа. С. 4.
  • Телякова В. М. Исследовательская и просветительская деятельность Э. Ф. Чиспиякова (к 70-летию со дня рождения ученого) / В. М. Телякова // Чтения памяти Э. Ф. Чиспиякова (к 70-летию со дня рождения) : материалы научной конференции НГПИ 8 февраля 2000 г. – Новокузнецк: НГПИ, 2000. – Ч. I. – 9.
  • Телякова В. М. Замечательный сын шорского народа / В. М. Телякова // Губернские ведомости. – 2000. – 18 февраля.
  • Телякова В. М. Чиспияков Э. Ф. / В. М. Телякова // Историческая энциклопедия Сибири. – Новосибирск, 2009. – Т. III. – С. 488.
В. М. Телякова, октябрь 2020