Главная   \   Знаменитые новокузнечане   \   Производственники и новаторы   \   Пирожкова Антонина Николаевна

Знаменитые новокузнечане

Пирожкова Антонина Николаевна Пирожкова Антонина Николаевна Пирожкова Антонина Николаевна Пирожкова Антонина Николаевна Пирожкова Антонина Николаевна Пирожкова Антонина Николаевна Пирожкова Антонина Николаевна Пирожкова Антонина Николаевна Пирожкова Антонина Николаевна

Пирожкова Антонина Николаевна

01.07.1909 г. - 12.09.2010 г.
Просмотров: 58

Советский инженер-строитель. Вдова писателя Исаака Бабеля


Родилась в селе Красный Яр Томского уезда Томской губернии. После преждевременной кончины отца в 1923 году, одновременно с учёбой работала репетитором по математике. В 1930 году окончила Томский технологический институт им. Ф. Э. Дзержинского (ныне Томский политехнический университет).
Работала в конструкторском бюро Кузнецкстроя.
После переезда в Москву поступила в Метропроект (1934), впоследствии став главным конструктором института. Пирожкова была одной из первых, кто проектировал Московский метрополитен, в том числе станции Маяковская, Павелецкая, Арбатская, Киевская и Площадь Революции. Позднее преподавала на кафедре тоннелей и метрополитенов в МИИТе (Московский институт инженеров транспорта). Была соавтором первого учебника по строительству тоннелей и метрополитенов.
Антонина Пирожкова познакомилась с Исааком Бабелем в 1932 году, спустя два года они соединили свои судьбы. Следуя революционным традициям времени, брак они не зарегистрировали: впоследствии это принесло Антонине Николаевне некоторые бюрократические затруднения.
15 мая 1939 года в доме в Переделкине (посёлок советских писателей) Исаак Бабель был арестован сотрудниками НКВД. Ни мать писателя, ни Антонина Пирожкова не были извещены о его расстреле в тюрьме НКВД 27 января 1940 года. Антонина Николаевна узнала о смерти Бабеля уже в 1954 году, только после смерти Сталина и последующей реабилитации писателя как незаконно репрессированного.

В 1972 году А. Н. Пирожкова стала составителем сборника воспоминаний и материалов «Исаак Бабель. Воспоминания современников» (1989), входила в комиссию по литературному наследию Бабеля.
В 1996 году уехала в Соединённые Штаты Америки. Одно время жила с дочерью в предместье Вашингтона, в последние годы жизни - во Флориде. Опубликовала книгу воспоминаний «На его стороне» о совместных годах жизни с писателем. Книга была издана издательством Steerforth Press в переводе на английский язык: «At His Side: The Last Years of Isaac Babel» (1996).
В 2001 году книга была издана и на русском языке: «Семь лет с Исааком Бабелем». Другая книга «О Бабеле – и не только о нём. Я пытаюсь восстановить черты : воспоминания» вышла в издательстве АСТ в 2013 году уже после смерти А. Н. Пирожковой (журнальный вариант – Октябрь. 2011. № 9, 12).
А. Н. Пирожкова умерла 12 сентября в своём доме в городе Сарасота, штат Флорида на 102-м году жизни.

Турандот с Кузнецкстроя

Эта женщина прожила долгую и очень непростую жизнь, её знают и помнят очень многие. Но мало кто вспоминает о месте нашего города в ее судьбе, ну разве что упоминают пунктиром.

1 (14 по новому стилю) июля 1909 года в сибирской глубинке, в селе Красный Яр Томского уезда родилась Антонина Николаевна Пирожкова, выдающийся советский инженер, метростроитель, вдова советского писателя Исаака Бабеля.
С детства Антонина тянулась к знаниям, к чему-то новому и необычному. Советская власть такую возможность предоставляла, было бы желание и настойчивость, чего девушке было не занимать. Она поступает в Сибирский технологический институт (будущий Томский политехнический институт), на пятом курсе устраивается подрабатывать младшим инженером в Тельбессбюро, которое занималось проектированием металлургического завода в Кузнецке. Работает под руководством знаменитого архитектора Андрея Дмитриевича Крячкова, участвует, кстати, в создании проекта здания заводоуправления КМК, разрабатывая для его строительства чертежи перекрытий.

Уже здесь сталкивается с особым и пристальным вниманием к себе. Еще бы – ведь она единственная женщина-инженер в Тельбессбюро. В дальнейшем подобное внимание не ослабеет, но Антонина пока целиком и полностью увлечена интересной работой.

На Кузнецкстрой впервые попадает еще во время учебы: у строителей заводоуправления, впервые в своей практике столкнувшихся с изящными железобетонными конструкциями, было много вопросов к автору чертежей. Нужна была срочная консультация. Выехала на место, в поезде познакомилась с Иваном Павловичем Бардиным. Два дня прошло в напряженной работе, а под занавес Антонина помогла еще и с проектированием резервуара для хранения топлива, освоив вопрос буквально на ходу, в течение вечера.

Возвращаться на Кузнецкстрой не планировала. По окончании в 1930 году института, её ждала работа в НИИ города Новосибирска. Там же ей предстояло получить диплом о высшем образовании, так как к этому моменту часть Томского технологического института была переведена в Новосибирск. Тельбессбюро в Томске закрылось, переехав непосредственно на Кузнецкстрой. И Антонина решила съездить туда, чтобы повидать друзей-коллег и брата, который там работал.

И вот здесь с ней случилась очень необычная (а, может, и вполне обычная, с учетом времени) история, попасть в которую она вряд ли хотела, но которая, можно сказать, дала старт ее профессиональной карьере.
Слух о приезде молодого и перспективного инженера на стройку быстро распространился по заводоуправлению, дошел до руководства, и Григорий Казарновский (один из руководителей Кузнецкстроя) стал уговаривать ее остаться здесь, заняться вместо теории «живой работой», результат которой увидит она сама. Антонина категорически отказалась. Она общалась с друзьями, отдыхала, ходила на спектакли знаменитого Вахтанговского театра, который как раз в эти дни давал спектакли на Кузнецкстрое, в том числе знаменитую «Принцессу Турандот».
А через неделю, когда собралась домой в Томск, узнала на станции, что начальник Кузнецкстроя Сергей Франкфурт категорически распорядился не продавать ей билеты. Помочь Антонине никто не мог, билеты были именные, выдавались по паспорту. Такой порядок завели с целью избежать бегства со стройки мобилизованных специалистов, которых не устраивали здешние условия труда и жизни. Как говорится, отчаянные времена требуют отчаянных мер.

Спорить было бесполезно, и знакомые журналисты посоветовали выдвинуть руководству завышенные требования: высокий оклад и отдельную комнату – невиданная роскошь для молодого специалиста на Кузнецкстрое, где даже инженеры жили по 2-3 человека в комнате, не говоря уже о простых рабочих. Предполагалось, что Франкфурт возмутится такой «наглостью» и отправит зарвавшегося спеца домой. Однако он неожиданно согласился, даже спорить не стал. Антонина получила ставку старшего инженера, отдельную комнату в только что построенном доме и осталась на Кузнецкстрое. Деваться было некуда, пришлось стать «пленницей Кузнецкстроя».

А через пару дней в местной стенгазете появилась заметка под названием «Принцесса Турандот из конструкторского отдела», автор которой возмущался, что какая-то девчонка двадцати одного года, только что получившая диплом, позволяет себе выдвигать такие непомерные требования. Из-за этой заметки за Антониной надолго закрепилось прозвище Турандот, а сама она стала местной знаменитостью, прославившись тем, что ее насильно оставили на Кузнецкстрое.

Тем не менее, работал молодой инженер не за страх, а за совесть, сразу показав свой профессионализм и талант. Проектировала конструкции прокатного цеха, путепровод для отвода горячего шлака в отвал, конструкции для подземной теплофикации завода, фундаменты под оборудование в цехах и многое другое. Пришлось заниматься даже преподавательской работой: проводить занятия по широко использовавшимся на строительстве завода бетону и железобетону для прорабов, которые до этого строили только из кирпича и дерева.

Здесь, на Кузнецкстрое, закладывались основы таланта Антонины Пирожковой как инженера-конструктора. Здесь укреплялись и основы ее характера – целеустремленность, неуступчивость, отсутствие страха перед авторитетами и умение говорить «нет». Здесь же, на Кузнецкстрое, состоялось и ее знакомство с Исааком Бабелем, пока лишь заочное, когда в руки девушки попала тоненькая книжка его рассказов. Достаточно скупую на эмоции в жизни, ее в тех рассказах привлекла, прежде всего, чрезмерная эмоциональность автора и судьбы далеких от её мира героев.

Прошло почти полтора года. Перед пуском первой домны приехавший на Кузнецкстрой начальник «Востокстали» Яков Иванченко, руководивший в 1930-е годы всей металлургией Сибири и Дальнего Востока, смог-таки добиться перевода Антонины Пирожковой в Москву.

Здесь, в Сибири, цель была достигнута, молодого инженера ждали новые горизонты и свершения.

Так закончился кузнецкстроевский этап биографии этой, без преувеличения, выдающейся женщины, которая в очень непростой ситуации и в предельно сжатые сроки смогла доказать, что инженер – не только мужское призвание.

Однако подлинная известность ждала ее в Москве, поэтому о кузнецком периоде жизни Антонины Пирожковой большинство пишущих о ней вспоминает лишь вскользь.
Там началась совсем другая история, а точнее сказать – даже несколько историй, причудливым образом переплетенных между собой.

22 года (1934-1956) Антонина Пирожкова отдала «Метрострою», в котором прошла путь от инженера до главного конструктора. Здесь она тоже очень быстро смогла выйти на первые роли, не давая себе послаблений даже в годы тяжелейших испытаний, связанных с арестом супруга. В 1935 году, когда метростроевцев награждали в связи с пуском первой очереди метрополитена, Антонину Пирожкову, единственную из инженеров конструкторского отдела наградили медалью «За трудовое отличие».

Она участвовала в проектировании не только московского метрополитена, но и метро других городов страны. После войны привлекалась к проектированию железнодорожных и автомобильных тоннелей, дворцов для курортных зон Кавказа.

В 1956 году на несколько лет ушла преподавать в Московский институт инженеров железнодорожного транспорта.

Личная жизнь – это еще одна история, именно в связи с ней сегодня многие знают и помнят Антонину Пирожкову. В 1932 году она знакомится и сходится с известным советским писателем Исааком Бабелем. Семь лет счастливой супружеской жизни перечеркнул арест мужа 15 мая 1939 года.

Кстати, признанием ее высокого профессионализма может служить тот факт, что после ареста Бабеля, саму Антонину никто не стал преследовать, как было заведено в то время. Никто не чинил препятствий ее работе. На пенсию ушла в 1964 году.

15 лет ожиданий и безуспешных попыток выяснить правду закончились известием о расстреле Бабеля еще в 1940 году и его реабилитацией в 1954-м. С этого момента началась и растянулась более чем на полвека настоящая борьба Антонины Пирожковой за возвращение имени Бабеля в историю литературы и сохранении его творческого наследия. Эта борьба после курьезного кузнецкстроевского прозвища дала ей еще одно, уже почетное: теперь многие называли ее «последней великой вдовой».

Но и это было еще не все. В 1996-м году, в возрасте 86 лет Антонина Пирожкова эмигрирует в США, чтобы быть поближе к дочери и внуку. Там она проживает остаток жизни, пишет воспоминания о Бабеле и о своей яркой жизни и умирает 12 сентября 2010 года.
Такой была удивительная судьба «принцессы Турандот с Кузнецкстроя», «последней великой вдовы», пережившей все взлеты и падения века двадцатого, заглянувшей в двадцать первый, и оставившей свой яркий след в истории.

Библиография
  • Екатерина Павловна Пешкова / А. Н. Пирожкова // Октябрь. – 2003. – № 7. – С. 180-191.
  • Семь лет с Исааком Бабелем: воспоминания жены / А. Н. Пирожкова. – Нью-Йорк: Слово-Word, 2001. – 175 с. – ISBN 1-930908-27-2.
  • Тоннели и метрополитены : учебник для автомобильно-дорожных вузов и факультетов / В. П. Волков, С. Н. Наумов, А. Н. Пирожкова. – Москва : Транспорт, 1964. – 631 с.
  • Эренбург и Бабель / Антонина Пирожкова // Вопросы литературы. – 2002. – № 6. – С. 319-341.
  • Я пытаюсь восстановить черты / Антонина Пирожкова. – Москва : АСТ, 2013. – 605 [3] с. – ISBN 978-5-17-080718-5. – (Женский портрет эпохи).
Александр Шпрингер (автор), Ирина Кручинина (библиография), ноябрь 2019