Главная   \   Новости   \   Читаем город. Имя в истории   \   Писатели Новокузнецка: Савченко Александр Карпович

Писатели Новокузнецка: Савченко Александр Карпович

Событие: 15 февраля 2021
Категория: Читаем город. Имя в истории
Дата публикации: 15 февраля 2021
Родился 8 сентября 1937 года в рабочем посёлке Любинский Омской области. Получил специальность инженера-гидротехника, по распределению в 1960 году был направлен в Кузбасс.

Работал в Мариинске и Кемерово. В 1964-1966 годах был в командировке в Монголии.

С 1967 года живёт в Новокузнецке. До выхода на пенсию трудился в проектном институте «Сибгипромез», более 40 лет руководил разработкой проектов водоснабжения и очистки промышленных стоков металлургических заводов и других промышленных предприятий России.

Первый рассказ «Люди разные» был опубликован в 1957 году в альманахе «Литературный Омск». С 1967 года публикуется в центральной и республиканской печати: «Литературная газета», журналы «Юность», «Крокодил», «Шмель» и др.

Александр Савченко печатался и в периодических изданиях Казахстана, Белоруссии и Монголии, в отечественных коллективных сборниках «Музыка Победы» (Кемерово, 2005), «Во имя Родины» (Новокузнецк, 2015), «К России вечная любовь» (Омск, 2015), «Ради жизни на Земле» (Новокузнецк, 2015), «Моя родословная» (Самара, 2017), «Наследие (Москва, 2017), «Юмор», (Москва, 2017), «100 писателей – 2017» (Москва, 2018), «Писатель года – 2018» (Москва, 2019), «Город хороших людей» (Брянск, 2019). Включён в «Антологию русской прозы – 2018» (Москва, 2019).

Автор трёх книг «СОВ ПАДЕНИЕ» (Новокузнецк, 2010), «В плену времён» (Новокузнецк, 2011), «Двое из-за бугра» (Новокузнецк, 2020).

Александр Савченко – неоднократный участник и победитель региональных и международных литературных конкурсов. В 1970 году за эссе «Нам быть!» награжден бронзовой медалью Всемирной выставки «ЭКСПО-70» (Япония, Осака). В 2012 году стал лауреатом премии журнала «Огни Кузбасса» за серию публицистических очерков «Мой Мариинск», а в 2018 году победил во Всероссийском конкурсе на продолжение романа Геннадия Емельянова «Двое из-за бугра».

Награды: медали «За веру и добро» (2013), «За заслуги в военно-патриотическом движении России», (2019), памятная медаль участника Всероссийского литературного конкурса «Герои великой победы» (2017), Пушкинская медаль и медаль Маяковского (2019).

Е. Э. Протопопова (составитель), февраль 2021

Автобиография /Савченко Александра Карповича. 2021. 27 января.

Я родился 8 сентября 1937 г. в рабочем посёлке Любинский Омской области. Многие знают это место, как станцию Любинскую, расположенную в 50 км от Омска в сторону Москвы.

Здесь в мае 1918 года был остановлен литерный поезд № 42 с бывшим Государем Николаем II, которого хотели вывезти из тобольской ссылки на Восток. Я родился в роддоме железнодорожников через 19 лет после этого случая и на расстоянии 100 метров от того места, где стоял вагон с царскими особами. Потом учился в железнодорожной школе. Она тоже располагалась почти рядом с роддомом. Четыре года бегал по рельсам, на которых когда-то курил английские папиросы бывший царь… И не знал о былых исторических фактах до своих 70 лет…

Родился я в 10 часов утра, а в час дня умерла моя бабушка Матрена Артемовна, мать отца. Ей исполнилось 95 лет. Выходит, что в один день у отца радость смешалась с горем. А я понимаю, что моя душа и душа бабушки на этом свете успели встретиться и о чем-то переговорить…

Отец работал без особых должностей и без великой зарплаты на почте. Это на фронте он был назначен начальником полевой почты. Старший брат Николай трудился на строительстве молочного консервного завода. Теперь и до нас докатывается продукция этого старейшего в Сибири предприятия. Помните сгущенное молоко, «Любимка»? Это привет с моей родины. А средний брат Михаил только что окончил школу и начинал свою деятельность в литейке местных МТМ (тогда так назывались машинотракторные мастерские). Сестра Маша еще училась…

Со мной в одном классе сидели обычные советские ребята, которые потом многого добились в жизни. Юра Зотов стал известным поэтом и в конце жизни жил в Португалии. Саша Квашин стал генералом танковых войск, был заместителем командующего Прибалтийского военного округа. Саша Тыщенко ушел в науку, стал доктором наук, профессором математики. Эльвира Гольцварт прославилась как лучший гинеколог страны. Гена Бугров стал Почетным железнодорожником Запсибжелдороги…

День, когда началась война, помню как сплошную суматоху старших. На фронт ушла почти вся семья: отец, два брата и даже сестра, которой только что исполнилось 18 лет. В тылу остались я и мама. В школу она меня привела ровно 8 сентября 1944 года, когда мне исполнилось 7 лет.

С фронта вернулись мои родные целые и невредимые. Оба брата служили в авиации. Сестра уехала на фронт санитаркой, а в артиллерийской части, куда ее направили, нужны были связистки. Поэтому она многие месяцы тянула провода от батарей на КП, где обычно находился офицер-корректировщик... В конце войны в Австрии влюбилась в молодого капитана, прожила с ним более 60-ти лет. Брат Михаил окончил военную Академию им. Жуковского и до конца службы запускал спутники с военного космодрома в Капустином Яре в Астраханской области…

Школу я окончил в 1954 году.

Во время войны и после Победы через нашу станцию шли поезда на восток и на запад. На станции паровозы заправлялись водой. Мы, пацаны, видели, как на восток идут эшелоны с разгромленной фашистской техникой. Огромные искореженные гаубицы и пушки. И много-много сгоревших танков. Старшие говорили: «В Сталинск на переплавку!». Так я впервые, не ведая о далеком крае, проникся интересом к Кузбассу.

Мечтал стать художником. Во всю рисовал маслом коврики на стену у кровати. Однажды нарисовал Сталина с девочкой. Моя тетя Феня сказала, что этого делать нельзя, забрала картину себе. Но после я узнал, что тётя продала картину и купила мешок картошки. Вторую картину «Убийство Сертория» нарисовал, взяв за основу картинку из «Истории древнего мира». Её выцыганила та же тетя. Когда я учился в Омске, увидел, как мою картину продает какой-то хмырь. Поинтересовался, кто автор и прочее. Он мне наговорил кучу разных небылиц. Тогда я сказал, что внизу справа стоит моя фамилия и показал ему студенческий билет. Мужик расстроился, крикнул своему напарнику по барахольному делу: «Коля дай червонец! С художником надо пиво распить…» Я уклончиво отказался и постарался скорее покинуть веселого торговца.

Списался с институтом им. Репина в Ленинграде. Мне ответили: «Приезжай!». Но в письме обнаружил программу вступительных экзаменов по творчеству. Там стояли такие пункты, как «Перспектива», «Светотень», «Цвет и графика», «Основы портрета» … Я не знал ответов на эти вопросы, так как никогда в жизни не прикасался к теории живописи…

Решил стать журналистом. В то время это было сверхпрестижно. Почти, как стать космонавтом. Подал заявление в УРГУ (Уральский государственный университет) на историко-филологический факультет на отделение журналистики. К этому времени у меня уже была масса разных публикаций в газетах Омской области. Ехал в Свердловск с серьезной рекомендацией. На вступительных экзаменах из 25 баллов получил 24. На 30 мест приехало поступать 500 абитуриентов со всех городов страны. Мои баллы были проходными. Но впереди меня вне конкурса шли медалисты, участники войны и, как всегда, «особо одаренные» дети советских и партийных чиновников. В мандатной комиссии (были такие в ту пору) мне предложили историко-филологическое отделение. Но я не согласился. Правда, дома после разговора с отцом (а он окончил до революции всего 4 класса) пришлось многое переосмыслить…

В это время моя бывшая преподавательница истории Валентина Моисеевна Шмуклеревич организовала в одном из дальних совхозов нашего района среднюю школу. Троих бывших учеников пригласила к себе преподавателями. Из нашего выпуска попал я, Зотов и Валя Визе. Валя была немкой и, естественно, преподавала немецкий, Зотов – литературу. А я –
почему-то физику. Видимо, потому, что у меня в аттестате по ней стояла отличная оценка.

На следующий год в УРГУ поступил мой друг Юрий Зотов, а я подался в Омский сельскохозяйственный институт. Там был прельщающий всех в те времена гидротехнический факультет и еще приличное общежитие. Впереди перед нами стояли огромные цели: строительство плотин, каналов и гидростанций, поворот рек, осушение болот и орошение пустынь…

В институте была очень серьезная подготовка. С нами работали бывшие строители «великих строек коммунизма» – Турксиба, Беломоро-Балтийского канала, это были доктора наук, профессора старой закалки. Даже лаборантом на кафедре гидравлики трудился бывший матрос с крейсера «Аврора», у меня до сих пор сохранился очерк, который я написал об этом человеке.

Практику проходили на Куйбышевской и Сталинградской ГЭС, на строительстве промышленного комплекса в Златоусте, на оросительных системах Средней Азии. Кстати, среди преподавателей по гидромелиорации был уже известный в то время писатель Сергей Залыгин. Он тоже когда-то окончил наш факультет. Потом уехал в Новосибирск, я позже писал о встречах с ним. До сих пор изредка переписываюсь с дочерью писателя Галиной.

В институте на вступительных экзаменах случайно увидел весьма симпатичную девушку. Потом оказалось, что она тоже поступает на выбранный мною факультет. Затем еще совпадение: мы оказались в одной группе. Это была Эля Кривцова с полным именем Долоресса. Она, оказывается, приехала в Омск из Сталинска. Странное имя ей досталось по желанию отца, который хотел увековечить имя испанской революционерки конца 30-х годов Долорес Ибаррури. В конце пятого курса мы поженились. Вдвоем на трамвае поехали в Сталинский ЗАГС (судьба! Был такой раньше городской район в Омске, ставший позднее Советским). Нам дали время подумать – ровно тридцать дней. Через месяц мы на том же трамвае вдвоем приехали в ЗАГС и получили «Свидетельство о браке». Теперь оно у нас на руках более 60 лет. Выдано Сталинским ЗАГСом Омска, многие удивляются, видя это и спрашивают: «А при чем тут Омск?» …

Получив специальность инженеров-гидротехников, по распределению в 1960 году мы прибыли в Кузбасс. Кемерово еще строилось. Вместо улицы Весенней пролегала широкая траншея с трубами. В самом центре на Красноармейской стояли перекошенные хибары. Точно такие, как и у нас в то время, на месте нынешнего клуба «Геликон» и далее вдоль Абушки.

Сначала мы работали в Мариинске. Начинали с простейшего жилья. Нас приютила у себя техничка нашей конторы. Спали больше месяца у нее на полу, благо, было лето. Приехала из Новокузнецка теща Клавдия Матвеевна и ужаснулась нашему бытию. Хотела, чтобы мы поехали с ней и поступили на новостроящийся завод под названием «Запсиб». Но мы отказались, надо было отрабатывать положенные три года.

На нашем участке работало чуть более ста человек. Только человек десять не имели судимости. Остальных нам поставляла Мариинская тюрьма и расформированные лагерные пункты Сиблага. Об этом я позднее написал серию очерков «Мой Мариинск».

В 1964-1966 годах я в качестве советского специалиста был направлен в Монголию. Поехал с семьей. Долгое время прожили в пустыни Южная Гоби, в малюсеньком городе Даландзадгаде на самом юге страны у границы с Китаем. Туда уезжали с четырехлетним сыном Андреем, а вернулись вчетвером, в Улан-Баторе в 1965 году родилась дочь Лена.

С 1967 года с семьей живу в Новокузнецке. Уже родилось четверо внуков и от двоих – столько же правнуков. Ожидаю, что в ближайшие годы появится еще одна плеяда правнуков… Мой третий внук Кирилл окончил Томский государственный институт. Стал филологом. Преподает английский. Пишет рассказы. Уже появлялся на страницах журналов «Огни Кузбасса», «Страна озарение» и в альманахе «Кузнецкая крепость». Он тянется за мной, а я – за ним…

До выхода на пенсию я трудился в проектном институте «Сибгипромез». Более 40 лет руководил разработкой проектов водоснабжения и очистки промышленных стоков металлургических заводов Сибири, Дальнего Востока и Юга России. В партии никогда не состоял, но и не был диссидентом. На работе никогда не награждался никакими медалями и орденами. Только в честь перехода на заслуженный отдых был награжден медалью «Ветеран труда».

По своему желанию окончил Университет марксизма-ленинизма. Кстати, кое- что из того, что там почерпнул, актуально и по сей день. Как ни смешно, но мое имя внесено в Книгу почета, называется «Летопись борьбы трудящихся Кузбасса за коммунизм». Только где она теперь такая?

И вдруг оказалось, что мне много лет. В 1997 году стал пенсионером. Но еще в течение 20 лет продолжал работать.

Мой первый рассказ «Люди разные» опубликован в 1957 году в альманахе «Литературный Омск». Начиная с 1967 года стали появиляться публикации в центральной и республиканской печати (журналы «Юность», «Крокодил», «Шмель», «Литературная газета» и др.).

Первые юмористические строчки появились в областной газете «Комсомолец Кузбасса». В разделе «Рожки да ножки» (тогдашнее подражание «Рогам и копытам» «Литературной газеты») регулярно появлялись мои «Мысли на вынос». С легкой руки Виктора Славкина оказался на страницах «Юности», потом был «Крокодил», казахский журнал «Шмель», те же «Рога и копыта». Публиковался не только под своим именем. Часто прибегал к псевдонимам: С. Александров, А. Карпов, А. Юм и даже Лео Пард. И тому подобное.

И вскоре пошли девяностые… Тут было уже не до смеха.
Я работал в самом крупном проектном институте за Уралом. Но институты стали закрываться, заводы хиреть, бывшие юмористы повалили на пенсию и подались в криминал (имею в виду детективную литературу). Сложности жизни помогли мне вернуться к увлечению. Появилось много времени, чтобы заниматься писательством. Принимал участие во многих прозаических и поэтических конкурсах. Во-первых, это всегда держит автора в режиме напряжения и особой строгости к себе. Во-вторых, это невольная жизненная и литературная учеба. В-третьих, если занимаешь призовое место, тебя бесплатно могут опубликовать. Иногда даже замечают и предлагают написать что-нибудь «особенное». Гонорары нынче никто не платит, но изредка назначаются конкурсные призы и общественные награды.

Я - автор книги нетрадиционной прозы «СОВ ПАДЕНИЕ» (Новокузнецк, 2010), сборника стихов «В плену времён» (Новокузнецк, 2011), романа «Двое из-за бугра» (Новокузнецк, 2020) и двух опубликованных в журнале «Огни Кузбасса» повестей «Океаны сливаются с небом» (2015) и «Неисповедимы дороги» (2020). Постоянно печатаюсь в альманахе «Кузнецкая крепость». В последних номерах 2020 года были напечатаны публицистические очерки о судьбе третьего директора КМК Тимофее Шкляре. Двух предыдущих Бутенко и Франкфурта в смутные годы репрессировали, а Шкляр провел в Гулаге почти 15 лет. После Шкляра бразды управления комбинатом взял Белан.

Написал несколько повестей на свободную тему, в основном о любви: «Там через дорогу», «Сезон грибных дождей», «Путь к твоему сердцу», роман «Юзы ятые» о последних днях жизни Императора Николая II. В последние три года написал две повести: о генерале Путилове «Прошлого тени кружатся» и об академике Бардине «Тыща дней и ночей». К сожалению, они не журнального формата. Первую повесть пытался напечатать журнал «Сибирские огни». Но ни мне, ни редакторам журнала не удалось произведение сократить без ущерба его художественным качествам. То же, видимо, будет и с последней повестью.
Просмотров: 532