Главная   \   Новости   \   Читаем город   \   #Гоголевка90: Ботнева Людмила Ивановна

#Гоголевка90: Ботнева Людмила Ивановна

Событие: 25 апреля 2019
Категория: Читаем город
Дата публикации: 25 апреля 2019
Директор ОНТБ им. И. П. Бардина ОАО ЕВРАЗ (2009– ). Работала в ЦГБ им. Н. В. Гоголя (1976-1983, 1993-2004)

Мария Арбатова: «В Новокузнецке нас встречала директор Научной библиотеки при Новокузнецком Металлургическом комбинате Людмила Ботнева…
Людмила — жена двоюродного брата моего первого мужа. В нашем либеральном клане развод не повод разрывать отношения. И потому, сибирская родня отца моих детей и моя родня. А с Людмилой мы познакомились лет тридцать назад, девчонками-хохотушками. И так ими и остались друг для друга. Кроме прочего, Людмила выполняла функции штурмана. Без неё мы бы ни за что не нашли Новокузнецкий интернат для инвалидов и престарелых. Она опекает писательницу Тамару Черемнову и даже натащила в её обитель компьютеров, в надежде устроить интернет-класс для колясочников, менее продвинутых, чем Тамара… (Писательница Мария Арбатова: страшна Сибирь слухом, а люди лучше нашего живут…)».



Немногим коллегам Людмилы Ивановны известны факты, приведенные известной российской писательницей. При всём масштабе личности Л. И. Ботневу украшает какая-то особенная скромность.

Меня с Людмилой Ивановной связывают не просто профессиональные отношения. Мы были заочно знакомы задолго до моего переезда в Новокузнецк. Да и в новокузнецкой библиотеке им. Н. В. Гоголя в начале 1990-х годов появились почти одновременно.
В 1993 году, когда стали осваивать новые технологии, Людмила Ивановна вернулась в Гоголевку. Тогда краеведы и библиографы под руководством Л. И. Ботневой самыми первыми начали работать в программе, созданной А. Вислым для МГУ. В далеких 1993-94 годах были сформированы первые автоматизированные поисковые системы, введены первые записи в библиографические базы данных. С приходом на должность заведующей отдела автоматизации Людмилы Ивановны Ботневой в библиотеке сложилась команда единомышленников. С Людмилой Ивановной было очень легко найти общий язык, придумать что-то новое, она всегда шла на помощь, никогда не отказывала в индивидуальной поддержке. С ней мы выиграли не один профессиональный конкурс…
Да и пели часто… дуэтом. У Людмилы Ивановны множество достоинств, но одним из самых ярких, бесспорно, является музыкальное дарование. Кто хоть раз сталкивался с ней, вряд ли мог забыть необыкновенное обаяние и удивительный шарм этой вечно юной женщины. А кто, хоть раз слышал, как она поет, навсегда становился поклонником ее необыкновенного таланта.

Гоголевка может гордиться ею дважды: Людмила Ивановна стояла у истоков одного из самых ярких клубов библиотеки – клуба авторской песни «Среда».
Вот как об этом пишет Сергей Ермаков в книге «ПРО РОК в родном Отечестве» (готовится к изданию): «Клуб самодеятельной песни «Среда» возник в 1977 году. В библиотеке имени Н. В. Гоголя, приютившей клуб, собрались Леонид Фетисов, Виктор Крячко, Игорь Большев, Михаил Кайгородцев, Олег Задорожный, Наташа Червоткина, Ляля Черная (Людмила Ботнева) и Нина Марченко, которую все звали не иначе как Нина Семеновна. Вскоре к ним присоединились Валерий Куличенко, Валерий Червяков, Сергей Матвеенко и Александр Замогильнов. Они были молоды, дружили. Клуб стал для них постоянным местом встреч, средой общения, в нем создалась та атмосфера увлеченности, без которой немыслимо творчество. Начинали не на пустом месте, у них были предшественники, но с уверенностью можно сказать, что «Среда» была в первой пятерке появившихся в Сибири клубов авторской песни».

Профессиональные победы и достижения Л. И. Ботневой в Гоголевке можно перечислять долго. Назову лишь главные и масштабные, те, в чем она была первой: электронный каталог, перевод картотеки в БД «Читатели ЦБС», локальная сеть, компьютеризация филиалов, гранты Фонда Сороса и подключение библиотеки к Интернету.

Библиотечная история в жизни Людмилы Ивановны началась с того, что она не стала студенткой филологического факультета Кемеровского государственного университета, а мечта о профессии журналиста была отложена, как оказалось, навсегда. Сама Л. И. Ботнева подробно рассказала об этом в книге «История библиотеки в лицах» (Новокузнецк, 2006. С. 195-203). Приведем фрагмент.


«Спустя два дня после возвращения из Кемерово, 26 августа 1976 года я уже восседала за кафедрой сектора учета на контроле и с гордым видом выписывала контрольные листочки читателям, проходящим в читальные залы. Началась моя взрослая жизнь. .. Для меня, семнадцатилетней девочки, все было впервые: настоящие профессиональные обязанности, обеденные перерывы с походами в соседнее кафе «Юнга», первые заработанные деньги, первые, не всегда понятные, взрослые взаимоотношения, слезы, назойливые ухаживания… Но одно я знала точно: я очень любила свою библиотеку, любила людей, которые туда приходили со своими проблемами и потребностями, потому как сама еще совсем недавно школьницей бегала в «Гоголевку» в читальный зал. Осознание того, что ты делаешь нужное и важное дело для людей, доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие. Я всегда с радостью бегала на работу, в том числе и в выходные дни.
Первый человек, с которым я познакомилась в библиотеке, была Лариса Клыкова (Дехент)…
Лариса работала в музыкально-нотном отделе, и, когда заведующая отделом Омельчук Галина Семеновна отправилась в декретный отпуск, меня пригласили туда работать. Пригодилось мое музыкальное образование – музыкальная школа по классу народных инструментов. А вокруг все друзья и коллеги и, прежде всего, директор Соловьева Мария Андреевна уговаривали меня поступать в кемеровский институт культуры на заочное отделение. Не отрываясь от любимой работы, от друзей и привычного образа жизни, получить образование - очень заманчиво. Так я и поступила. Таким образом, вопрос о выборе профессии решился сам по себе. Хотя были попытки завлечь меня на музыкальное отделение института, однако я решила, что музыкой можно заниматься и без отрыва от основной профессии.
Вообще я росла в музыкальной семье. Мой папа был, что называется, первый парень на деревне, играл на разных инструментах, на гармошке, на баяне, струнных, обладая при этом красивым баритоном, веселым нравом, сверкающе черными глазами на смуглом лице. Его мама пела первое сопрано в церковном хоре. Мой дедушка по линии мамы славился потрясающим басом. О его голосе ходили легенды. Когда он заговаривал, - на полках звенела посуда и гасли зажженные свечи. А брат бабушки, заслуженный деятель культуры Украины, обладал замечательной коллекцией струнных инструментов, но он не просто владел коллекцией, а мог играть на любом из этих инструментов, чем приводил меня в благоговейный трепет. Мы с ним очень дружили, и всякий раз, когда я во время летних каникул отправлялась на отдых к бабушке на Украину, он приезжал за мной и брал с собой погостить у себя в доме. Это было незабываемое общение, которое отложило огромный отпечаток на формирование меня, как личности…

…В октябре 1977 года при музыкально-нотном отделе заработал Клуб самодеятельной песни «Среда», который также оказался в моей жизни знаком судьбы. Такие имена как Виктор Крячко, Игорь Большее, Леонид Фетисов, Сергей Матвиенко, Валерий Червяков, Валерий Куличенко, Александр Репин и многие другие сегодня известны не только в нашем городе, но и в России, в ближнем и дальнем зарубежье. А тогда это были студенты и просто молодые талантливые люди, которые собирались пообщаться, поделиться друг с другом своими опусами, почитать стихи и т.д. Много было концертов в библиотеке, на других площадках города, фестивалей в Томске, Кемерово, Новосибирске, у нас в Новокузнецке. Залы не могли вместить всех желающих. Были незабываемые встречи с Александром Дольским, Евгением Клячкиным, Берковским, Кукиным и др. И много-много хороших песен...
А главное – все это было составляющей частью моей работы, так как клуб самодеятельной песни «Среда» являлся структурой музыкально-нотного отдела. Вот я и занималась клубом. Была ведущей всех концертов, сама участвовала в концертных программах, в т. ч. в стихийно образующихся ансамблях: дуэтах, трио, квартетах и т.д. Там была жизнь, там были друзья, там был особый дух, определяющий смысл происходящего вокруг. Было много интересных встреч и событий, которые требуют особого повествования.
В марте 1981 года группа в составе: Валерий Червяков, Виктор Крячко, Константин Ботнев и я, отправились на фестиваль самодеятельной песни в г. Усть-Илимск. Март был снежный, вьюжный, холодный.... Отправились путешествовать на самолете с пересадками в Иркутске и Братске. В пути происходили самые невероятные события, случались неожиданные встречи, которые были отголосками летнего путешествия на озеро Байкал вместе с Ларисой Клыковой, где мы обрели много друзей. Именно эти друзья помогали нам в дороге. В г. Иркутске помогли приобрести билеты на самолет и устроили в гостинице, в Братске (на обратном пути) помогли деньгами, так как путешествие из-за ненастной погоды сильно затянулось, и финансы иссякли.
В Иркутске моей соседкой по номеру в гостинице оказалась поэтесса Татьяна Карманова. Эту ночь никто не сомкнул глаз.... Мои друзья и друзья Татьяны, мы все собрались вместе. В комнате горели свечи, гитара переходила по кругуиз рук в руки, звучали песни, стихи… За окнами бушевала метель, а у нас было тепло и уютно ... До сих пор в моей записной книжке живут строки, написанные Татьяной.
Путешествие затянулось, в Усть-Илимске приземлились вечером. В зале клуба, где проходил фестиваль, мы застали только технический персонал, который занимался уборкой помещения. Одна милая женщина указала нам путь в кафе, где проходил прощальный ужин, или, как у нас говорили, «Прощальный огонек» фестиваля. Так мы попали буквально «с корабля на бал». Встретили нас восторженно. Прямо в кафе мы дали небольшой концерт, опять бессонная ночь, а утром – в обратный путь в Братск.
После возвращения из путешествия с одним из его участников Константином Ботневым мы практически не расставались, а 26 декабря того же года состоялась свадьба, на которой гулял весь КСП «Среда», и я из Ляли Черной превратилась в Ботневу Людмилу.

В музыкальном отделе работа была очень интересной и разнообразной. Менялся состав сотрудников, но основной костяк составляли Лариса Клыкова, Ирина Шадрина (Андреева) и я. Значительное время работала Юля Морозова. Большую часть времени в музыкально-нотном отделе я была библиографом, поэтому не могу не вспомнить замечательную женщину Свиряеву Зинаиду Ивановну, с которой мне пришлось контактировать. Поначалу я ее страшно боялась. О ней ходила слава очень жесткой, придирчивой, непробиваемой заведующей библиографическим отделом. Мне в соответствии со своими библиографическими обязанностями приходилось периодически сдавать ей отчеты. В первый раз я шла к ней на полусогнутых ногах, дрожа от страха. Но постепенно я ее полюбила. Я поняла, что она помимо высокого профессионализма обладает очень тонкой душой и теплым сердцем. Под ее влиянием, казалось бы, скучная библиографическая работа поднималась до уровня творческого полета. Я даже как-то озвучила мысль о том, что мне хотелось бы поработать в библиографическом отделе.

Но жизнь продолжалась, а я честно выполняла свой профессиональный долг в отделе музыкальном, в том числе занималась массовой работой: выходила с беседами и лекциями в разные учебные заведения, включая музыкально-педагогическое училище. Что касается последнего, то во мне происходила внутренняя борьба: как я, маленькая девочка, могу читать лекцию о Шопене в училище, где об этом рассказывают педагоги-профессионалы? Но с начальством не поспоришь, и, вспомнив о том, что я тоже в музыкальной школе это изучала, смиренно «несла культуру в массы». Другое дело – обзор музыкальных страниц журнала «Кругозор» в Учебно-производственном комбинате. Приходим в так называемый «красный уголок», у входа стоит 30 пар обуви, а на диванах и стульях сидят 30 слушателей мужского пола в носках и в ожидании приятной и полезной информации. Первый такой обзор затянулся часа на 2 с лишним. А когда закончился, слушатели ринулись к своей обуви, чтобы проводить нас. Так завязывались дружеские отношения, которые могли перерастать в более длительные и даже серьезные. Могли, но... Таких мероприятий было довольно много...
Жизнь кипела и бурлила. Была семья, любимая работа, да еще и учеба! Это тянет на отдельную историю…

…27 декабря 1983 года я родила дочь Асю. Это событие перевернуло мою жизнь. Я стала взрослой. Появившаяся маленькая личность заполнила собой все вокруг. В урочный час, когда надо было выходить на работу после декретного отпуска, я приняла трудное решение, - покинуть библиотеку. Ребенка нужно было устраивать в ясли, работать посменно я не могла. Моим новым местом работы стал проектный институт «Сибгипромез», отдел электроснабжения. А моя новая должность – инженер по информации. Собственно, меня туда взял начальник отдела, человек передовых взглядов, чтобы я наладила информационную работу, систематизировала все материалы. Поначалу было очень тяжело. Хотелось сбежать назад. К тому же проходить мимо родной библиотеки было мучительно больно. Сделать шаг назад я не могла по многим причинам, а потому – надо было двигаться дальше. И процесс пошел. Засучив рукава, я начата постигать новые информационные вершины. Поставленную задачу выполнила, более того, наладила выпуск новых информационных листков, в периоды авралов помогала чертить схемы подстанций и линий электроснабжения, первой в отделе освоила работу на компьютере (тогда это была еще огромная ЭВМ, так называемая ЕС-ка), окончила курсы Московского института повышения квалификации информационных работников, освоила работу на персональном компьютере (ПК)….

…А когда в институте открылся культурно-спортивный комплекс (сейчас в этом помещении находится ночной клуб «Меверик» и частично ЦУМ), меня пригласили туда работать художественным руководителем. Работы было много и самой разнообразной: от художественной самодеятельности, чем очень любили заниматься сибгипромсзовцы, до организации творческих мероприятий с приглашением звезд, конкурсов, концертов и т.д. Приходилось писать сценарии, быть в роли звукорежиссера, самой крутиться на сцене и т.п. Однажды ездила в командировку на Московский кинофестиваль. Командировок было много по стране в поисках единомышленников и творческих союзников...
В октябре 1991 года на свет появилась еще одно маленькое чудо по имени Елизавета – моя младшая дочь. В стране происходили бурные политические события, которые изменили все, от политической карты до государственного устройства. Все вокруг стало другим. Наступил момент, когда мне вновь пришлось решать вопрос о работе. Я с замиранием сердца пришла к Вере Васильевне Скаленчук и предложила свои руки, голову, сердце, свой значительно пополнившийся опыт трудовой и жизненный.

А в библиотеке шли активные преобразования. Я бы назвала этот период эпохой великих перемен, подобно известной в мировой истории эпохе великих географических открытий. Не побоюсь громких сравнений. Шло создание новых структурных подразделений, в том числе и отдела автоматизации, который я и возглавила…
… Началось освоение компьютерной техники и программного обеспечения. Устанавливались компьютеры на рабочих местах, пошла работа. Сложностей было много больших и малых, но работа была настолько интересной и захватывающей, что времени катастрофически не хватало…
… Новый этап компьютеризации ЦБС наступил, когда техника пришла в филиалы. Первыми ласточками были филиалы № 13 и № 7. Тогда в режим работы отдела автоматизации пришло понятие «выездной день». Каждую среду я посещала удаленные структурные подразделения, настраивала программное обеспечение, проводила занятия по освоению программ, обновляла базы данных.
Первые издательские опусы стали появляться уже в конце 1993 года: закладки, визитки, справочник телефонов ЦБС и т.д. Постепенно издательские аппетиты росли, потребности опережали возможности…
… Знаковым оказался 1999 год. Мы выиграли грант Института «Открытое общество» Фонда Сороса на подключение библиотеки к Интернету. Выиграть его было легче, чем воплотить в жизнь. Это был марафон длиною в год…
… Локальная сеть произвела революцию во всей нашей библиотечной технологии. Ушли в прошлое многие затратные временные процедуры, связанные с переносом информации с одного компьютера на другой, с сохранением баз данных на дискетах. Архивы насчитывали многие сотни дискет. Появилась возможность сохранять информацию на лазерных дисках…».


Значительные достижения Л. И. Ботневой в автоматизации библиотечных процессов Гоголевки не остались незамеченными в библиотеках города, региона и страны в целом. Её пригласили на работу в Научно-техническую библиотеку им. И. П. Бардина, где ей вновь пришлось пройти сложные этапы внедрения компьютерных информационных технологий.

И вот спустя 15 лет здесь при непосредственном участии и под руководством Людмилы Ивановны, которая с 2009 года возглавляет библиотеку, создан электронный каталог, полнотекстовая база данных статей, ведется оцифровка документов, формируется локальная электронная библиотека, процессы автоматизации внедрены в процесс информирования и информационно-документного обеспечения специалистов. Самое уникальное в том, что научно-техническая библиотека с двухмиллионным документным фондом стала единым информационно-аналитическим подразделением ОАО ЕВРАЗ, ее услуги актуальны для всех подразделений ЕВРАЗА, расположенных по всему миру.

В цифровом будущем научно-технической библиотеки обозначены самые перспективные тренды. А значит, у неё – светлое будущее!

Е. Э. Протопопова, гл. специалист по библ. маркетингу МБУ «МИБС»,
член Союза журналистов РФ,

e-mail: protopopova@libnvkz.ru




#гоголевка90
#дарюкузбассу
#творимисториювместеновокузнецк
#кузбассовцы
Просмотров: 1207