Главная   \   Знаменитые новокузнечане   \   Врачи   \   Афанасьев Георгий Николаевич

Знаменитые новокузнечане

Афанасьев Георгий Николаевич Афанасьев Георгий Николаевич Афанасьев Георгий Николаевич Афанасьев Георгий Николаевич Афанасьев Георгий Николаевич Афанасьев Георгий Николаевич Афанасьев Георгий Николаевич Афанасьев Георгий Николаевич Афанасьев Георгий Николаевич Афанасьев Георгий Николаевич

Афанасьев Георгий Николаевич

??.08.1900 г. - ??.04.1942 г.
Просмотров: 339

Первый врач-терапевт Новокузнецка. Военврач 2 ранга (погиб под Смоленском).
Один из организаторов здравоохранения Новокузнецка (1930).
Создатель и первый председатель
Кузнецкого научного общества врачей (1930)


Родился Георгий Николаевич в 1900 году в небольшом селе Уфимского уезда в многодетной семье священника. Намерение Георгия поступить в Томский мединститут сразу же после окончания духовной семинарии, где он получил среднее образование, не увенчалось успехом. Великая Октябрьская революция 1917 года и Гражданская война разрушили все планы. Он был мобилизован с первого курса мединститута в армию Колчака в марте 1919 года, а через 9 месяцев, в декабре, перешёл к красным.
В период с 1920 по 1930 гг. Георгий жил в Томске, учился в мединституте, работал клиническим ординатором на кафедре терапии под руководством профессора М. Г. Курлова и считался любимым учеником. Он активно занимался научными исследованиями, выступал на конференциях с докладами по бальнеологии, физиотерапии, диетологии и даже помог своему учителю собрать студенческие конспекты его лекций, обработать их и издать книгу «М. Г. Курлов. Клинические лекции по внутренним болезням. (читанные студентам VII и VIII семестров в 1924-1925 учебном году)» (Томск, 1925).

Остаться на кафедре после окончания ординатуры, заняться наукой и преподавательской деятельностью Георгию Николаевичу помешало его происхождение. Не любила большевистская власть выходцев из духовного сословия. Наверно, по этой же причине ему не удалось стать и членом партии большевиков.

Чтобы реализовать свой профессиональный и личностный потенциал, 18 апреля 1930 года Афанасьев прибывает на Кузнецкстрой. Здесь он становится одним из организаторов сталинского здравоохранения. Тридцатилетний врач с уже солидным опытом работы пришёлся здесь как нельзя кстати. В сложных условиях становления лечебного дела, при постоянной нехватке терапевтов, он успевал всюду: преподавал в фельдшерско-акушерской школе, вёл практику студентов Томского мединститута, публиковался в научных медицинских журналах, был председателем постоянной комиссии здравоохранения. Для выздоровления больных, требующих особого внимания, он делал гораздо больше, чем диктовали предписания, инструкции и этика врача. Поэтому его любили и уважали руководители, коллеги, пациенты.


Врач-стоматолог Мария Васильевна Амигуд вспоминала об Афанасьеве: «Это был замечательный врач и большой души человек». Терапевт поликлиники КМК Лидия Михайловна Волчанская словно вторила ей: «Мне довелось работать с Г. Н. Афанасьевым десять лет. В моей памяти он остался человеком исключительным. Все больные и мы, медики, безгранично уважали его за кристальную честность, беззаветную преданность своим пациентам, влюблённость в медицинскую науку, за его готовность всегда прийти на помощь больному, за чуткость к людям и требовательность к себе и другим, за скромность и глубокую эрудицию, за постоянные поиски новых, более совершенных, методов лечения. И если Георгия Николаевича можно было в чём-либо упрекнуть, то это только в том, что он слишком мало думал о себе».

И действительно, днем Афанасьев принимал больных, ночами занимался научными исследованиями, на сон оставлял только 4-5 часов. В 30-е годы его фамилия буквально не сходила со страниц единственной в городе газеты «Большевистская сталь». Ту же картину можно наблюдать в книгах больничных приказов вплоть до 1941 года.
Коллектив терапевтического отделения в 1939 году. В первом ряду крайний Г. Н. Афанасьев

Об авторитетности и востребованности молодого врача говорит и следующий случай. Как-то на строительство первенца советской металлургии прибыл сам Серго Орджоникидзе. В дороге он слегка приболел. Приезд члена правительства да ещё его недомогание произвели в городе большой переполох, были взволнованы и «верхи», и «низы». Стали искать Афанасьева. Обошли все бараки, землянки - тщетно. Нашли лишь под утро, в бараке, у постели больного ребенка. А в 7 часов утра Георгий Николаевич был уже на вокзале, обследовал Орджоникидзе. Его энергии и жизнеспособности можно было только позавидовать.

В 1930 году по инициативе Афанасьева в Кузнецке организуется научное общество врачей, и он становится первым его председателем. В последующие годы выполняет лабораторные исследования на микроскопе, ведёт усиленную борьбу с тифом и малярией, открывает первый малярийный кабинет.

Особая жизненная глава - изучение особенностей работы электрокардиографа, который, кстати, был получен больницей благодаря его настойчивости. Георгий Николаевич отремонтировал аппарат и первым применил его в исследовании сердца. Все страницы его записной книжки были заполнены зарисовками синусоидных кривых и их значениями, определяющими тончайшие изменения в сердечной мышце.
Все эти факты позволяют достоверно утверждать, что на любом участке отечественного здравоохранения Г. Н. Афанасьев всегда чувствовал себя, как на передовой, и эта внутренняя установка позволяла ему проявлять лучшие качества целеустремлённого и самозабвенно преданного работе профессионала.


Весть о начале войны настигла врача-терапевта Г. Н. Афанасьева в Москве, на специализации. В день его приезда в родной Сталинск дома его ждала повестка из военкомата. До отправки на фронт и на улаживание мирных дел оставалось всего четыре часа. Георгий Николаевич быстро собрал вещмешок, простился с домашними и, окрылённый надеждой на встречу после войны, ушёл навсегда.

Прошло много лет, прежде чем его жена Валентина Леонидовна, сын Владимир и горожане узнали о гибели доктора Афанасьева в лесах Смоленской области.
Последние дни его жизни были описаны командиром партизанского отряда «Народный мститель» В. И. Ляпиным, опубликовавшим статью «Подвиг врача» сначала в периодических изданиях Смоленска, Вязьмы, потом в Новокузнецке, в газете «Кузнецкий рабочий».

Посёлок Тёмкино, где в медсанбате служил Г. Н. Афанасьев, 10 октября 1941 года захватили немцы. Всех раненых вывезти не успели, и 40 человек, нуждающихся в медицинской помощи, среди которых были коммунисты и командиры, вынуждены были остаться на оккупированной территории. Вместе с ними остался выполняющий свой профессиональный долг главный врач медсанбата Г. Н. Афанасьев.
Знание немецкого языка, природный такт помогли Георгию Николаевичу получить разрешение военного коменданта на сохранение госпиталя. Однако тот поставил жёсткое условие: до утра следовало составить пофамильный список коммунистов, командиров, политработников и сдать его в комендатуру. В назначенный срок «свежие» истории болезни, переписанные рукой Г. Н. Афанасьева и медицинской сестры, лежали в комендатуре. В обновленных списках числились только солдаты и два ефрейтора.
Несмотря на то, что госпиталь был сохранен, немцы отказались выдавать продукты питания и медикаменты больным. Кормить раненых вскоре стало нечем. Георгию Николаевичу пришлось обращаться к жителям села, устанавливать связь с партизанами. Сельчане по его просьбе помогали с продуктами, партизаны пересылали своими тропами медикаменты. Однажды Афанасьев сам пришел в штаб к партизанам. С бородой, оборванный и измученный, он имел вид человека, всё время недоедавшего, но не сломленного. Командир отряда выделил ему три мешка картошки и несколько буханок хлеба для раненых.
Однажды ночью из медсанбата в партизанский отряд удалось переправить тринадцать практически выздоровевших бойцов. Понятно, что их отсутствие грозило остальным расстрелом. Чтобы предотвратить это, было решено провести операцию по спасению раненых. Она прошла блестяще. Глубокой ночью, тихо, без единого выстрела сняли охрану и на подводах вывезли всех. За подводами была организована погоня. Врач Афанасьев, впервые взяв в руки оружие, смело защищался. В этом бою под деревней Темкино было уничтожено 64 немецких солдата; 30 раненых на самолетах переправлено на Большую землю.

Позднее врач Афанасьев приказом генерала М. Г. Ефремова был направлен в 495-й медсанбат, располагавшийся в деревне Красное. О составе этого лечебного пункта можно судить по выписке из архива Министерства обороны, которую прислал в Новокузнецк семье Георгия Николаевича автор статьи В. И. Ляпин. В документе значилось: «В 495-м медсанбате на 12 апреля 1942 года находилось тяжелораненых 75 человек, легко раненых 426 человек. Итого 501 человек. Обслуживающие врачи 12 человек, обслуживающий медперсонал - 18 человек, ездовые и охрана 74 человека, лошадей с повозками 36».
В начале февраля 1942 года 33-я армия под командованием генерала М. Г. Ефремова внезапно попала в окружение. Раненые поступали в медсанбат круглые сутки. Афанасьев работал, не покладая рук. В апреле начался прорыв армии из окружения. Вместе со штабом на подводах передвигался и медсанбат, но его перехватили немецкие танки и отрезали от армии. Гитлеровцы учинили дикую расправу над ранеными. Защищая себя и раненых, Афанасьев отстреливался до последнего патрона. Жизнь самоотверженного и отважного врача оборвалась очень рано: до своего 42-летия он не дожил 4 месяца. К сожалению, его подвиг не был отмечен никакими наградами. Но память человеческая и документы многолетней давности до сих пор хранят страницы славной жизни врача Георгия Николаевича Афанасьева.
Л. И. Фойгт (автор), Е. Э. Протопопова (составитель), апрель 2018
Видео

Посмотреть видео