Главная   \   Знаменитые новокузнечане   \   Путешественники и спортсмены   \   Зинченко Анатолий Алексеевич

Знаменитые новокузнечане

Выдающийся футболист, нападающий, первый советский легионер.
Финалист Кубка СССР (1969, 1971).
Обладатель Кубка Австрии (1983), чемпион Австрии (1982, 1983).
Мастер спорта СССР международного класса (1982).
Отличник физической культуры и спорта.
Заслуженный работник физической культуры РФ (2007). Заслуженный тренер России (2009).
Генеральный директор Федерации футбола Санкт-Петербурга (2005 – )


Анатолий Зинченко в первой половине 1970-х годов был одним из самых ярких и классных игроков в составе «Зенита». В конце 1979 года Зинченко неожиданно оказался в австрийском «Рапиде», став первым советским футболистом, заключившим контракт с зарубежным клубом. В составе «Рапида» дважды завоевал золото чемпионата Австрии. За успехи в австрийском клубе Зинченко в 1982 году было присвоено звание «Мастер спорта СССР международного класса». Всего за свою карьеру за «Зенит» Анатолий Алексеевич сыграл 139 матчей, в которых забил 28 мячей.

Анатолий Алексеевич родился 8 августа 1949 года в городе Сталинске (Новокузнецке) в семье заслуженного металлурга СССР. Как и для многих мальчишек того времени, футбол для Зинченко начинался со двора в Волгограде, когда отца перевели туда поднимать местный алюминиевый завод. В 1961 году он начал заниматься в футбольной школе Волгоградского «Трактора».
Желание играть, преодолевать и учиться вместе с заложенными способностями дали свой результат: его
заприметил Сергей Илларионович Плонский. И в 1967 году Зинченко начал играть во взрослой команде «Трактор», выступавшей во второй лиге чемпионата СССР. Далее он отправился в футбольный клуб СКА из Ростова, куда его призвали проходить службу в рядах Советской Армии. Клуб выступал в высшей лиге союзного первенства, здесь Зинченко провел четыре неполных сезона. Здесь были достигнуты наибольшие результаты – участие в двух финалах Кубка страны, ни один из которых выиграть, к сожалению, не удалось. Наиболее памятным голом он называет мяч, проведенный в 1969 году в четвертьфинале в ворота великого Льва Яшина.

Закончив службу в СКА, Зинченко выбрал Ленинград, который ему всегда нравился. С первого же сезона в команде «Зенит» (1972) Зинченко показал, что он форвард достаточно скоростной, атаковать больше любил из глубины поля, одинаково сильно «лупил» по воротам с обеих ног, хорошо играл головой. К тому же обладал своеобразной, эффектной и эффективной обводкой. Сразу образовалась сильная атакующая связка Зинченко – Хромченков, которая в первый же год навела шороху на всю высшую лигу, забив 20 голов и «в полном составе» попав в итоге в список 33-х лучших. А всего за четыре сезона Зинченко, отыграв практически во всех матчах, забил 24 мяча…
А потом тренер Горянский ушёл в сборную, на его место пришёл Герман Семенович Зонин, отношения с которым у Зинченко постепенно накалились. Жёсткий, бескомпромиссный Зонин не смог, да и особо не стремился найти подход к довольно своенравному футболисту, и в 1975-м полный сил 25-летний Зинченко оказался в ленинградском «Динамо», которое тогда впервые в своей истории оказалось во второй лиге. Заполучив из «Зенита» таких мастеров, как Зинченко, Гончаров, Копий, Волошин (все они в той или иной степени оказались не соответствующими «модели игры», проповедуемой Зониным), «Динамо» уже на следующий год в отличном стиле выиграло турнир второй лиги. В следующем сезоне (1977 год) команда заняла только 13-е место в первой лиге, но Зинченко стал обладателем приза «Стреляющая бутса», как лучший бомбардир лиги с результатом 19 голов.

В классе Зинченко никто никогда и не сомневался и поэтому, пришедший на смену Зонину Юрий Андреевич Морозов в 1979 году вернул форварда в «Зенит». Но трёхлетнее пребывание в первой лиге не могло не сказаться на игре Анатолия отнюдь не лучшим образом. Он в основном играл под нападающими, помогая новым «звездам» зенитовской атаки Владимиру Казачёнку и Владимиру Клементьеву. Радости такой футбол игроку уже определённо не доставлял. Да и досада на то, что лучшие свои футбольные годы он был вынужден не по своей воле провести в первой лиге, привела к твёрдому решению закончить карьеру, которая до того развивалась стремительно:
1967-1968: «Трактор» Волгоград
1968-1971: СКА Ростов-на-Дону
1972-1975: «Зенит» Ленинград
1976-1978: «Динамо» Ленинград
1979-1980: «Зенит» Ленинград



В 1979 году, Анатолий Зинченко уже собирался завершить карьеру, как вдруг поступило предложение о контракте от знаменитого футбольного клуба «Рапид» из Австрии. Инициатором приглашения Зинченко в «Рапид» стал редактор спортивного отдела коммунистической газеты «Volksstimme» Курт Частка. Вопрос решался на самом высшем уровне, и неожиданно для многих решился положительно, поскольку «Рапид» считался в своей стране «рабочей» командой и имел крепкие связи с австрийской компартией. Так советский футболист в разгар «эпохи застоя» впервые в истории играл в заграничном клубе.
Признавать, что в СССР в то время существовал профессиональный спорт, было неловко, поэтому Зинченко числился в загранкомандировке инженером «Союзвнештехники», а почти две трети его зарплаты забирал Спорткомитет, который и заключал контракт.



Вспоминает А. Зинченко: «В 1979 году мне стукнуло 30 - решил заканчивать с футболом, тем более что на носу были госэкзамены в институте имени Лесгафта. Но старший тренер «Зенита» Юрий Морозов отпускать меня наотрез отказывался. И вдруг сообщает: «Вячеслав Колосков предлагает тебе поехать на год в венский «Рапид». Я еще подумал: какая там Австрия, наших ведь за границу не отпускают. А он говорит: «Ты оформляйся, а там видно будет». Тянулось все больше полугода, и вдруг 26 октября приходит телеграмма: «Вылет в Вену 28-го». Вообще-то австрийцы Олега Блохина хотели заполучить, но кто отпустил бы обладателя «Золотого мяча»! Почему всплыла моя кандидатура, до сих пор не понятно. Но вместо года я отыграл три в классной команде, пожил в спокойной стране. Австрийский футбол тогда был на подъеме - блистали Вальтер Шахнер, Тони Польстер, Роберт Зара, вратарь Фридрих Консилиа. И в «Рапиде» настоящее созвездие образовалось. Дерби «Рапид» - «Аустрия» собирало на «Пратере» по 70 тысяч зрителей...
Самым близким моим другом стал чех Антонин Паненка, с которым мы на выездах всегда селились в одном номере. Он мне помогал осваивать немецкий, я ему - русский. Футболисты, часто забивающие со штрафных, есть и сейчас, но Антонин был настоящим уникумом. Однажды у нас тяжело складывался матч с «Зальцбургом», и тут - штрафной. Вратарь соперников установил стенку, а в угол за ней поставил к штанге дополнительного игрока. И Паненка четко положил мяч в эти сантиметров сорок, что оставались между головой защитника и перекладиной. Мы и сейчас общаемся по интернету. В 2008 году на чемпионате Европы встречался с Хансом Кранклем, с Йозефом Хикерсбергером, который возглавлял там сборную Австрии».

«Газеты доброжелательно обо мне писали, – вспоминал Анатолий Зинченко. – Но обычно сводили к тому, что русский Анатоль приехал из страны, где вечные снега и медведи по улицам ходят... А когда узнали, что я в Сибири родился, в Новокузнецке, в восторг пришли. Опять понеслось – «русский медведь». Говорю им – да я в Сталинграде, дескать, играл. Где 35-40 градусов жары. В Ростове. В Ленинграде. Не-е-т, это их мало интересовало... Медведь!».

Удачно складывалась жизнь Зинченко в Австрии и в быту. Анатолий вместе с женой и дочерью Катей жил неподалеку от стадиона «Рапида» в тихом квартале, состоящем преимущественно из частных домов. Этаж одного из таких домов клуб снимал для советского футболиста. В Австрии у Зинченко родился сын, которого назвали Антон.

За достижения «Рапида» Зинченко на родине был удостоен звания «Мастер спорта СССР международного класса». Аналогов такому в советском-российском футболе больше нет. Зинченко переживал свою вторую молодость. Но продлить контракт с «Рапидом» у Зинченко возможностей не было, в 1983 году он вернулся на Родину.

После возвращения Анатолий Зинченко тренировал клубные ленинградские команды («Климовец» и «Красный треугольник»), затем работал главным тренером череповецкого «Строителя» (1986). С 1987 по 1989 годы вместе с бывшим одноклубником Владимиром Казаченком взялся поднимать ленинградское «Динамо» и скоро избавил старейшую команду Питера от обидного ярлыка аутсайдера. Далее был зенитовский дубль (1990-1992), в 1993 -1994 годах он работал с «Зенитом-2». Потом был краткосрочный альянс с командой «Эрзи» из Петрозаводска (1994), последние несколько лет работал в футбольной школе Красногвардейского района при стадионе «Турбостроитель». Отыскал и открыл дорогу в большой футбол, помог в совершенствовании мастерства игрокам национальной команды Дмитрию Радченко, Александру Панову и Андрею Кондрашову, известным игрокам Дмитрию Давыдову, Денису Угарову, Михаилу Букину и другим.

В середине 1990-х годов оставил тренерскую карьеру.
За два десятилетия прошел путь от руководителя комитета по проведению соревнований до генерального директора Федерации футбола Санкт-Петербурга. Был делегатом матчей РФПЛ, до 2015 года сам играл за команды ветеранов в первенстве Санкт-Петербурга. С 2005 года Анатолий Алексеевич Зинченко является Генеральным директором Федерации футбола Санкт-Петербурга.

Победы и достижения:
Чемпион Австрии 1982 и 1983 годов. Обладатель Кубка Австрии 1983 года.
Двукратный номинант списка 33 лучших футболистов чемпионата СССР: 1969, 1972.
Игрок сборной СССР (3 матча).
Главный тренер команд: «Строитель» Череповец (1986), «Динамо» Ленинград (1988-1989), «Зенит-2» Санкт-Петербург (1993), «Эрзи» Петрозаводск (1994).
Мастер спорта международного класса (1983).
Отличник физической культуры и спорта. Заслуженный работник физической культуры РФ (2007). Заслуженный тренер России (2009).
В марте 2013 года Анатолий Зинченко стал очередным футболистом «Зенита», который оставил след на клубной Аллее славы. Слепок его ступни хранится в Музее «Зенита».
В 2019 году журналист Александр Кузьмин в соавторстве с А. А. Зинченко написал книгу «Зенитовский «шпион» на Диком Западе».

Генеральный директор Федерации Футбола Санкт-Петербурга Анатолий Зинченко: «Я очень люблю Питер» / Сергей Бавли // Спорт день за днем. 2014. 8 августа.

— Анатолий Алексеевич, а все-таки почему вы тогда, в 1971 году, выбрали именно «Зенит»? Ну, если не воспринимать всерьез версию, согласно которой вас охомутала и привезла в Питер специально подосланная красавица.
— Конечно, эту версию всерьез воспринимать не стоит. Это слухи. И до меня они доходили тогда.

— Еще бы. Весь город говорил! Вы с тех пор не выяснили, кто был автором этой романтической версии?
— Нет. Для меня это осталось тайной. Но слухи забавляли. Говорили даже, что я женился не на простой ленинградской красавице, а чуть ли не на дочери командующего Ленинградским военным округом. А выбор мой на самом деле объяснялся предельно просто: я всегда очень любил этот город. Влюблен был в Питер с детства.

— Появление слухов и версий вполне объяснимо. Вы с Проскуриным уж больно громко заявили о себе в Ростове. И все знали, что в ваших услугах были заинтересованы клубы, в которых с квартирами-машинами и прочими козырями того времени было куда лучше, чем в откровенно небогатом «Зените».
— Ну, во-первых, город, как я уже сказал. Во-вторых, дорого, как говорится, внимание. А «Зенит» вел меня те два года, что я проходил армейскую службу.

— То есть играли за ростовский СКА?
— Да. Интересовались мною зенитовские руководители, Корнев приезжал, Владимир Павлович, начальник команды. Приглашали активно. Это еще при Артеме Григорьевиче Фальяне началось. Вот все и сложилось. Чему и сегодня очень рад.

— Переход в другую команду, переезд в другой город — это всегда непросто. А как у вас протекало?
— А все здорово протекало! И команда была хорошая, ребята приняли, и жить в Питере — это же очень интересно и привлекательно! Проблем никаких не возникло. Все вопросы очень оперативно решались.
Тот «Зенит» создал Горянский

— Стоило вам появиться в «Зените», и команда сразу же занимает седьмое место. По тем временам — большой успех.
— Успех, в значительной мере связанный с именем великолепного тренера Евгения Ивановича Горянского. Он создал ту команду, ее прекрасную атмосферу.

— И городские власти помогли, одни только поздравления чего стоили, с демонстрацией по телевидению.
— Это верно. И поздравления те были незабываемы, действительно. Мария Пахоменко пела, Эдуард Хиль, да все практически лучшие артисты Питера. А незабываемый Виктор Сергеевич Набутов вел праздничный вечер, посвященный успешному выступлению.

— Все болельщики ждали продолжения банкета. Медалей на будущий год. И ведь все предпосылки для этого были. Состав у «Зенита» был, что называется, призовой. Что ни игрок - имя! Вот только финишировала команда в следующем чемпионате на одиннадцатом месте. Как это объяснить?
— Ушел Евгений Горянский. Он тогда возглавил сборную СССР. Произвел, выходит, его «Зенит» впечатление на футбольное руководство страны. Без Горянского наша ­команда начала стремительно разваливаться. Точнее, ее начали разваливать.

— Кто, позвольте спросить?
— Вот на эту тему я и сегодня говорить не хочу.

— Тогда нам вновь придется вспомнить муссировавшиеся слухи. Народ на трибунах стадиона имени Сергея Мироновича Кирова упорно поговаривал, что игроки, дескать, в «Зените» талантливые, классные, но вот с режимом не дружат и всяческие вольности себе позволяют.
— Ну что ж, надо и этот слух опровергнуть. Потому что он абсурдный. Не соответствует действительности. Что-то иногда себе, конечно, позволяли. Но меру знали. И знали, когда можно. Словом, не в этом дело.

— А в чем, вы не хотите рассказать. Но вот в 1975 году вы в расцвете лет покидаете «Зенит», уходите в «Динамо». Надеюсь, слухи о конфликте с Германом Зониным не станете опровергать?
— Я вообще предлагаю не ворошить дела давно минувших дней.

— Тогда скажите, запомнился ли вам матч сборных СССР и Бразилии, в котором приняли участие?
— Ту игру помню отлично. Семьдесят тысяч болельщиков в «Лужниках», играли с чемпионами мира на равных, в концовке забил нам Жаирзиньо головой. Но сыграть с бразильцами дорогого стоит.

— Хорошо, но скажите, приглашение из Австрии вызвало у вас шок? В те-то годы…
— А эта эпопея с переходом в «Рапид» длилась почти год, поэтому и изумление первоначальное притупилось. Меня направляла Федерация футбола Советского Союза. Документооборот того времени, да еще с учетом длительности командировки, представляете, сколько длился? А тут еще все это протекало перед московской Олимпиадой. Когда всем спортивным чиновникам, видимо, было не до меня. Вот на год и растянулось.

— Но в один прекрасный день…
— В один прекрасный вечер я с женой и десятимесячной дочерью Катюшей (время-то летит, она меня уже дедом сделала!) «Красной стрелой» отправился в Москву, а оттуда уже в Вену. Телеграмма пришла из столицы — прибыть на место работы такого-то числа. Мы быстренько и собрались. Конечно, не очень верилось до последнего. Железный занавес, вы же помните.

— Советский народ волновался, не разбогатеете ли вы в Австрии.
— Разбогатеть было невозможно. Числился я инженером «Союзмедтехники», зарплату инженера и получал. «Рапид», конечно, не забывал, премиальные за победу получал регулярно.

— А вернувшись, занялись тренерской деятельностью. Довольны этим этапом карьеры?
— Не совсем. Времена не выбирают, а я угодил в такое лихолетье, когда было не до футбола в стране и в нашем городе. Футбол был никому не нужен. Уже позже Анатолий Собчак решил вернуть команду в высшую лигу, Пашу Садырина пригласил, вообще помог «Зениту». А когда мы работали с Юрием Андреевичем Морозовым, у нас ничего не было, мы были бесхозными. Помните, как уехал Андреич? Собрал пресс-конференцию и объявил: «Не вижу перспектив у команды, которая никому не нужна». Встал и ушел.

— Сегодня вы работаете в Федерации футбола. Работа приносит удовлетворение?
— Вполне. Я доволен.
Е. Э. Протопопова (составитель), август 2019. Фото из архива А. Зинченко предоставлены Павлом Новиковым
Видео

Посмотреть видео

Посмотреть видео

Посмотреть видео