Главная   \   Знаменитые новокузнечане   \   Литераторы и журналисты   \   Поникаровский Дмитрий Алексеевич

Знаменитые новокузнечане

Сибирский журналист и литератор. Первый кузбасский писатель

Дмитрий Алексеевич Поникаровский – забытый сибирский журналист и литератор второй половины XIX века. Его можно считать первым собственно кузбасским писателем, потому что писания и исследования его связаны по большей части с Салаиром, Мариинском и Кузнецком (Кузбасс. 2011. 10 марта. С. 7). … в своих острых литературно-публицистических произведениях он сумел совместить в себе служение государственному режиму и критику этого самого режима (Сочинения по истории земли Кузнецкой. Кемерово, 2011. С. 3).
Дмитрий Поникаровский родился в Томске, где окончил местную гимназию.

Род Поникаровских известен в Сибири с XVIII века. С этого времени они упоминаются в документах Тобольска и Томска. Дед Д. А. Поникаровского Сергей Поникаровский служил священником в Дмитриевской церкви села Иткульского Каинского уезда Томской губернии. Известно, что умер он до 1816 года. В Тобольске же около 1801 года родился и отец Д. А. Поникаровского Алексей Сергеевич. В 1824 году он закончил Тобольскую семинарию и был направлен в Томское духовное приходское училище учителем. Учительствовал Алексей Сергеевич всего шесть лет, в 1830 году он перешел на гражданскую службу по прокурорской части и занял должность Колыванского окружного стряпчего. В 1837 году А. С. Поникаровский перешел на службу в Каинский округ на должность заседателя земского суда. С 1857 по 1860 гг. служил в Томске в губернском правлении, в 1860 по1867 гг. служил в Мариинске сначала в должности заседателя окружного суда, а потом письмоводителя городского хозяйственного управления. Известно, что в середине XIX века Алексей Сергеевич владел домом в Томске, где проживала его семья – жена Пелагея Ивановна и дети Дмитрий и Александр. Судя по формулярным спискам Дмитрия Алексеевича Поникаровского, где указывался возраст чиновника на год составления документа, он родился в 1841 году (в одном из своих прошений в апреле 1904 года Д. А. Поникаровский упоминает свой возраст – 63 года, следовательно, он родился между апрелем 1840 и апрелем 1841 года), «в формулярном списке его отца записано, что он имеет сына Дмитрия, родившегося 24 октября 1837 года. Год рождения явно указан не верно, но можно предположить, что число и месяц рождения соответствуют действительности. Тогда точной датой рождения Дмитрия Алексеевича Поникаровского будет 24 октября 1840 года. Но это лишь предположение, не подкрепленное пока никакими точными архивными документами» (Сочинения по истории земли Кузнецкой. Кемерово, 2011. С. 5).

С юношеских лет (октябрь 1855 года) Поникаровского связывала тесная дружба с Николаем Ядринцевым, который, наряду с Григорием Потаниным, принадлежал к группе «областников». «Областники» были сибирскими патриотами, предпринимали вольнолюбивые издания, были обвинены в стремлении отделить Сибирь от России. Ядринцев и Поникаровский вместе учились в Томской гимназии, после длительное время переписывались. Но Поникаровский всегда оставался в тени своего знаменитого друга и товарища. Поникаровский вел менее активную общественную жизнь, он служил государству на разных должностях, в том числе и полицейских.

В 1859 году Дмитрий Алексеевич Поникаровский окончил Томскую гимназию был определен для прохождения практики в Томское уездное училище, а потом сдал экзамены на учителя и был определен на службу в Семипалатинск. В Семипалатинск Д. А. Поникаровский прибыл в ноябре месяце и был назначен на должность учителя чистописания уездного училища. Кроме того, на протяжении почти 10 лет с 1859 по 1868 годы он безвозмездно занимался преподаванием русского языка в Семипалатинском женском училище. В октябре 1865 года получил свой первый классный чин губернского секретаря со старшинством с 1859 года. В 1867 году получил следующий чин коллежского секретаря со старшинством с 1862 года.
В 1860-е годы, будучи учителем Семипалатинского уездного училища, Поникаровский проходил по делу Н. Б. Вергунова («соперника» в любви Ф. М. Достоевского).

В Семипалатинске Дмитрий Алексеевич Поникаровский прослужил десять лет, после чего получил возможность перебраться в Томск. В сентябре 1868 года он был назначен на должность учителя русского языка в Томское
уездное училище. Как и в Семипалатинске, он трудился не только в уездном училище, с сентября 1869 года по август 1870 года он работал учителем географии в Томской женской гимназии. В августе 1871 года Поникаровский ушел в отставку «по домашним обстоятельствам». Возможно, это связано с болезнью и смертью его первой жены, о которой тоже нет никаких сведений. Пробыв вне службы всего один месяц, в сентябре 1871 года Дмитрий Поникаровский поступил на службу в Томское общее губернское управление, в мае 1872 года был назначен столоначальником 3-го отделения общего губернского управления. В июне 1873 года он получил должность заседателя в Мариинском окружном суде, где прослужил всего около года. В октябре 1874 года его назначили салаирским полицейским приставом. Это была его первая полицейская должность. Здесь он получил чин титулярного советника, а в 1878 году стал коллежским асессором.

В Салаире были написаны первые его опубликованные произведения. Толчком к возникновению первых литературных и исследовательских произведений Поникаровского стали его встречи в 1878 и 1880 годах со старым другом Николаем Ядринцевым и завязавшая после этих встреч переписка.
В 1879 году по заданию Западно-Сибирского отдела Русского географического общества Ядринцев разработал программу обследования сельских общин Сибири. Поникаровский был привлечен Ядринцевым к работе над описанием сельских обществ Салаирской горнозаводской волости. Так была написана первая крупная научная работа Дмитрия Алексеевича, получившая название «Сельские общества Салаирской волости». Она была направлена в Омск в отдел Русского географического общества и признана одной из лучших. В 1882 году она была напечатана в «Записках Западно-Сибирского отдела географического общества». В этой работе проявились многие исследовательские качества Поникаровского: точность изложения материала, логика построения обзора, использование личных наблюдений и свидетельств очевидцев событий.

Литературно-художественный талант Поникаровского раскрылся несколькими годами позже. С 1 апреля 1882 года Ядринцев начал выпускать в Санкт-Петербурге еженедельную газету «Восточное обозрение». Еще накануне этого события он просил Поникаровского посылать ему очерки, заметки и корреспонденции. Редактор-издатель Ядринцев с первых же номеров начал публиковать материалы Поникаровского. Его разнообразные бытовые зарисовки, помещенные в разделе «корреспонденции», составили яркую картину сельского и городского быта Кузнецкого округа 1880-х годов. В 1882 году под псевдонимом «Д. Нелюбинский» Поникаровский публикует рассказ «Крестьяне-золотопромышленники».

В мае 1884 года Поникаровский был назначен помощником Мариинского окружного исправника. Мариинск сильно отличался от его прежнего места службы Салаира. Это был более крупный населенный пункт, третья часть населения которого состояла из уголовных ссыльных. В самом городе и в его окрестностях действовали шайки разбойников, грабивших и убивавших не только состоятельных людей, но даже простых бедняков. Как полицейский чиновник Поникаровский занялся расследованием самых жестоких преступлений. Кроме непосредственной правоохранительной деятельности в борьбе с преступностью он использовал печатное слово.
Не прошло и года, как в Мариинске у Поникаровского появилось много врагов. Честный полицейский не устраивал даже самого городского голову. В январе 1885 года Поникаровского обвинили в злоупотреблении служебным положением, будто бы он избил одного крестьянина, а другого незаконно посадил в тюрьму. Защищая свою честь, Дмитрий Алексеевич вынужден был обратиться за помощью к председателю Томского губернского суда Евгению Юльевичу Баршевскому. Просьба Поникаровского о переводе его на должность помощника Барнаульского окружного исправника была удовлетворена в декабре 1885 года. Некоторое время Поникаровский оставался в Мариинске, а в начале 1886 года переехал в Барнаул.
На новом месте он продолжал служебную деятельность, стараясь приносить пользу обществу. В августе1886 года он даже временно выполнял обязанности Барнаульского исправника, поскольку тот уезжал в Омск. В январе 1890 года томский губернатор подписал указ о переводе Дмитрия Алексеевича Поникаровского на должность помощника Кузнецкого окружного исправника. Кузнецк был гораздо меньше Барнаула, служба там была менее престижной, поэтому перемещение его можно расценивать как почетную ссылку, шаг назад в карьерном росте. Переезд в Кузнецк лишал возможности продолжить обучение детей Дмитрия Алексеевича, которые учились в барнаульских учебных заведениях.
В августе 1892 года Поникаровского назначили на должность чиновника особых поручений при Томском общем губернском управлении без содержания. Вскоре Поникаровский был отправлен в первую командировку. Впоследствии их было множество. Несмотря на многочисленные перемещения, Д. А. Поникаровский активно занимался общественной деятельностью.

Главным местом его пребывания оставался Барнаул, здесь жила его семья. К началу 1890-х гг. в Барнауле сложился кружок интеллигенции, занимающийся изучением Алтая и распространением научных знаний по истории, географии, этнографии и биологии этого края. В 1891 году было создано «Общество любителей Алтая», позже ставшее Алтайским подотделом Западно-Сибирского отдела Русского географического общества. Поникаровский принял самое активное участие в создании этого общества.

С 1895 года Поникаровский за четыре года сменил шесть должностей, служил в Бийском, Каинском, Барнаульском округах и городе Томске. Все эти перемещения не лучшим образом сказались на его здоровье и здоровье его жены, которая умерла в конце XIX века.
В октябре 1899 года Поникаровского назначили помощником Кузнецкого уездного исправника. За долгие годы это была первая должность с твердыми гарантиями денежного содержания. Он хорошо знал Кузнецк, неоднократно бывал здесь еще во времена службы в должности Салаирского полицейского пристава. В сентябре 1901 года Поникаровский был награжден орденом Святого Станислава 3-й степени. Еще до получения этого ордена он был награжден очень редкой в то время серебряной медалью «За спасение погибавших». Медаль давалась за непосредственное участие в спасении людей с риском для собственной жизни. Поникаровский получил ее в 1893 году, когда служил наблюдателем за строительством Сибирской железной дороги в селе Поломошном. Подробности его подвига не известны, но можно предположить, что они были связаны именно со спасением людей на этой грандиозной стройке. Еще одна серебряная медаль «В память царствования императора Александра III» была вручена ему в 1897 году.

В Кузнецке по привычке он продолжал вести тщательные наблюдения за природой, фиксировал даже такие мелочи, как прилет и отлет птиц. Все эти наблюдения, тщательно записанные Поникаровским, вскоре очень пригодились ему.

В начале ХХ века в Алтайском подотделе императорского Русского географического общества разработали программу исследования городов Сибири. Дмитрий Алексеевич Поникаровский принял активное участие в работе по изучению городов Сибири. Пригодились все его записи и наблюдения, которые он вел во время службы в Кузнецке. В 1904 году он составил подробнейшее «Историческо-географическо-статистическое описание города Кузнецка Томской губернии». В декабре того же года, будучи в Барнауле, он представил рукопись на рассмотрение в Алтайский подотдел. Описание города Кузнецка так и не было опубликовано при жизни автора, дошло до нас в архивной копии и было опубликовано только в 2011 году в сборнике работ Д. А. Поникаровского «Сочинения по истории земли Кузнецкой».
30 марта 1904 года Поникаровский подал прошение об увольнении его с должности помощника Кузнецкого исправника и от службы в полиции. Приказ об увольнении Поникаровского от должности последовал только в сентябре 1904 года. После окончания службы в Кузнецке Дмитрий Алексеевич Поникаровский переехал в Барнаул, где жили его дети. Указ о его награждении орденом Святого Владимира 4-й степени последовал 22 сентября 1906 года.
После 1907 года никаких сведений о жизни Поникаровского нет. В литературе утвердилась дата его смерти – 1918 год. Однако ссылки на документы отсутствуют.
Кроме троих сыновей у Поникаровских было пять дочерей.

После смерти Поникаровский был забыт на сто лет. Собрал его публикации, разыскал сведения о его жизни, составил книжку и добился ее издания Алексей Ермолаев – кемеровский историк, доцент КемГУ. В изданном им в 2011 году сборнике «Поникаровский Д. А. Сочинения по истории земли Кузнецкой» четыре раздела: исследовательские работы о Салаире и Кузнецке (описательно-статистического характера); рассказы и беллетризованные очерки об охотниках и золотоискателях; письма и воспоминания о Ядринцеве; заметки, опубликованные в «Томских губернских ведомостях» и петербургской газете «Восточное обозрение».

Вот как пишет о писателе Поникаровском наш современник Д. Юдин:
Писатель Поникаровский не очень искусный: он прекрасно знает материал, но не умеет представить своих героев живыми людьми, сюжет в его рассказах раскрывается не через действие, а движется лишь попечением всеведущего повествователя, отчего персонажи выглядят марионетками. Журналист Поникаровский, напротив, очень неплохой: обстоятельный, дотошный, с гражданским нервом и живым выразительным слогом – хотя, понятно, жизнь в глухой провинции не могла не сказаться на широте его кругозора и глубине его размышлений.
На мой взгляд (впрочем, я человек пристрастный), писания Поникаровского имеют не только местный интерес. Они важны также как свидетельство о «горно-заводской цивилизации», любопытнейшем российском феномене XVIII–XIX столетий, не менее интересном, чем испанская Конкиста или освоение американцами Дикого Запада: колоритнейшие династии Строгановых и Демидовых, уральская и сибирская золотая лихорадка, богатейший горно-промышленный фольклор, изрядная старообрядческая субкультура и пр. Но если для описания этой цивилизации на Урале много сделали Бажов и Мамин-Сибиряк, а в Восточной Сибири она связана с именами декабристов и Робинзона Крузо, то об алтайско-кузбасской ее главе свидетельств немного: Чихачев, тот же Ядринцев, труды фольклориста Мисюрева, описания заезжих иностранцев. Поникаровский, впрочем, застал эту цивилизацию во время увядания, которое началось сразу после отмены крепостного права. Но от этого его описания не менее ценны:
«В семи верстах от Гурьевска по дороге к Барнаулу находится сереброплавильный Гавриловский завод, расположенный как будто в яме, а так как он не имеет большой газоотводной трубы и большинство крестьянских домов находится выше завода, то заводской газ садится на селение, и жители болеют свинцовыми коликами… Через четыре версты от Гавриловска, тоже по дороге к Барнаулу, лежит Салаирский рудник – это какая-то масса лачужек, занесенная снегом; проживши в нем несколько дней, заметно, что в нем царствует мерзость запустения, так как рабочие получают нищенский заработок и работают месяца четыре в году… Жизнь в руднике ничем не оживляется, хотя есть и публичная библиотека, но это только громкое название, а на самом деле – бестолковое собрание разных романчиков из старых журналов, да два или три старых молитвенника и несколько тоже старых календарей… Как видно, здешняя библиотека есть ни более ни менее, как барская затея. У нас почти всегда так: начнем какое-нибудь дело, но для барыша присоединим к нему несколько совершенно посторонних и ничего общего с этим делом не имеющих, как, например, возку и выжигание угля, а то, пожалуй, и питейное заведение!».
Совмещение автором функций полицейского и литератора придает нравоописательной стороне этих очерков особую ценность. Стоит отметить, что сумма претензий Поникаровского к коллегам, в общем, все та же, что и теперь. Полицейские не торопятся выполнять свои прямые обязанности и боятся связываться с бесчинствующими в округе бандами. Обывателей заключают в каталажку без вины с целью вымогательства. Взятки, истязания, «оскорбление действием» – широко распространенная и почти узаконенная практика. «Да, много чудес в нашей стороне, но нельзя не указать на одно из них, а именно на полицейского надзирателя Л-ва, как на пример бескорыстия в наш материальный век, когда все бросились на наживу; так он получает в месяц всего содержания рублей около сорока, а между тем держит трех писцов, которым чуть ли не платит все свое месячное содержание, да за себя с человеком платит за хлебы 20 рублей; притом же держит двух лошадей, да содержит жену с двумя детьми в Томске. При всем этом ведет карточную игру, довольно несчастную, так как постоянно проигрывает… Но только странно, что сколько ни было краж, ни одна из них не была раскрыта, и ни один из воров не был пойман». В общем, непонятно, какой смысл переименовать милицию в полицию: печальные традиции наших правоохранителей именно к этому имени и восходят.
На примере Дмитрия Поникаровского особенно заметно, что от всей многотрудной человеческой деятельности в итоге остается только культура. Золото и уголь добыты и расточились, здания и храмы сгорели и обветшали, леса были срублены и снова выросли, миллионных купеческих состояний и след простыл, начальствующие особы с громкими титулами давно забыты, хлеб посеяли и съели, и так сто раз подряд. А литератор, пусть и скромного дарования, но с душою и здравым смыслом, все-таки может заслужить интерес и благодарность потомков и через столетия.


Источники: Дмитрий Алексеевич Поникаровский – исследователь, журналист, писатель / А. Н. Ермолаев // Сочинения по истории земли Кузнецкой / Д. А. Поникаровский. – Кемерово, 2011. – С. 3-26 ; Поникаровский / В. Тогулев // Повествование о земле Кузнецкой. – Кемерово, 1992. – С. 107-108 ; Дмитрий Поникаровский, полицейский-литератор / Дмитрий Юдин // Кузбасс. – 2011. – 10 марта. – С. 7.
А. Ермолаев, В. Тогулев, Д. Юдин (авторы), Е. Э. Протопопова (составитель), 2017