Главная   \   Знаменитые новокузнечане   \   Художники и фотохудожники   \   Ротко Николай Алексеевич

Знаменитые новокузнечане

Художник. Заслуженный художник РФ (2003).
Член-корреспондент Российской Академии художеств (2002).
Член Союза художников СССР (1977)


«Моя потребность — импровизировать. В моих картинах можно найти десятки сочетаний любимых цветов, но они всегда неизменно новые. Для меня неприемлемы замедленность ритмов и акцентированные паузы» (Н. А. Ротко).

Николай Алексеевич родился в поселке Абагур-Лесной Новокузнецкого района в большой семье, родители были репрессированы и высланы из Украины. Тяга к рисованию появилась в детстве, родители разглядели талант и помогли его раскрыть.
В 1962 году работал художником Абагурской лесоперевалочной базы, в 1963 – художником Подразделения п/я № 35/12 МВД РСФСР.
В 1964 году Николай Ротко поступил в Иркутское художественное училище на отделение декоративно-прикладного искусства, которое окончил в 1968 году. В 1971-1974 годах обучался в студии Евгения Абрамовича Розенблюма, ученика Владимира Татлина при Союзе художников (Москва).
После окончания училища работал в Иркутске на керамическом предприятии художником-керамистом (завод «Сварщик», 1968).

В 1969 году вернулся в Новокузнецк, где продолжил работу с керамикой. В 1969-1978 годах работал художником-оформителем Новокузнецкого цеха Художественно-производственных мастерских Кемеровского отделения Художественного фонда РСФСР. До 1989 года занимался исключительно керамикой.
При поддержке Алексея Федоровича Кузнецова, директора Кузнецкого металлургического комбината, изготовил огромную вазу для Кремля к XXI съезду партии.

Работа Николая Алексеевича - двенадцатиметровое панно «Земля Кузнецкая» весом в полторы тонны, показанная в 1976 на выставке в Москве, - имела большой успех.

В марте 2000 года переведён на творческую квалификацию в связи с зачислением в состав Союза художников СССР.

В едином рейтинге выдающихся художников, составленном Российской академией художеств (2011), включающем имена И. Репина и И. Левитана, Н. А. Ротко – единственный художник в Кузбассе и один из немногих в Сибири - получил цифру 3. Это означает очень высокий рейтинг, к первому и второму уровням отнесены классики XIX и начала XX века.

Николай Алексеевич - участник российских (Москва, Красноярск, Новосибирск, Омск, Иркутск, Новокузнецк и др.) и зарубежных выставок (Великобритания). Работы Н. Ротко неоднократно были представлены в российских и зарубежных галереях, на фестивалях искусств в Великобритании, Ирландии, Шотландии.

В 2001 году в Москве в Академии художеств прошла персональная юбилейная выставка Николая Ротко, единственная на тот момент экспозиция в истории изобразительного искусства Кузбасса, прошедшая в этих залах.

В декабре 2004 года в ДТС к 60-летию Николая Ротко прошла передвижная выставка «Отражение». 23 декабря выставка начала свое путешествие по крупнейшим городам Сибири и Дальнего Востока. Выставка была совместным проектом Российской академии художеств, Союза художников России и галереи «Сибирское искусство» Новокузнецка.


Персональные выставки Николая Ротко:
  • Новокузнецкий художественный музей (НХМ) (1992);
  • Выставочный зал Министерства чрезвычайных ситуаций, Москва (1993);
  • Выставочный зал Министерства иностранных дел России, Москва (1997);
  • Новокузнецкий художественный музей (1997);
  • Дом творческих союзов, Новокузнецк (1999);
  • Новокузнецкий художественный музей (2000);
  • Российская академия художеств, Москва (2001);
  • «Molcsworthgellery», Дублин;
  • «Cottons Atrium», Лондон-Белфаст (2001);
  • «Cottons Atrium», Лондон (2002);
  • Кемеровский областной музей изобразительных искусств, НХМ;
  • Томский областной, Новосибирский государственный художественные музеи, Красноярский художественный музей им. В.И. Сурикова,
  • Иркутский государственный музей им. В.П. Сукачёва (2002)
  • галерея «Старый город», Новосибирск (2005);
  • Дом творческих союзов, Новокузнецк (2004);
  • УСДВ PAX, Красноярск (2005);
  • Иркутский государственный музей (2005);
  • Бурятский республиканский художественный музей им. Ц.С. Сампилова, Улан-Удэ (2005);
  • Читинский областной художественный музей (2005);
  • Амурский областной краеведческий музей им. Г.С. Новикова-Даурского, Благовещенск (2005);
  • Дальневосточный художественный музей, Хабаровск (2005);
  • Культурно-выставочный центр «Вернисаж», Прокопьевск (2009);
  • Новокузнецкий художественный музей (2014);
  • Российская Академия Художеств, Красноярск (2015);
  • Выставочный зал на Красноармейском проспекте, Тула (2016);
  • «Караван времени», Краснодар, Майкоп (2017).


Награды: лауреат 1-ой премии «Молодость Кузбасса» (1969); диплом I степени Союза художников СССР и Министерства культуры СССР и 2 премия ЦК ВЛКСМ за композицию «Земля Кузнецкая» (1976); лауреат первого городского конкурса на лучшую картину года «Век грядущий - век уходящий» (2000); медаль Российской академии художеств «Достойному» и диплом (2001); лауреат новокузнецкого конкурса «Человек года-2001» в номинации «Искусство» (2002);
медаль Российской Православной Церкви «Преподобный Сергий Радонежский» (2002); медаль «За служение Кузбассу» (2004), диплом Всесибирской выставки-конкурса современного искусства «Пост № 1» в номинации «Мастер» (Омск, 2005); Почетная грамота Союза художников Бурятии (2005); диплом и памятная скульптура «Вера» международного фестиваля «Традиции и современность» (2007); золотая медаль «За вклад в отечественную культуру» ВТОО «Союз художников России» (2006); диплом победителя кузбасского конкурса «Вдохновение» (2007); золотая медаль лауреата академических выставок Российской академии художеств (2007); медаль «За веру и добро» (2008); диплом и медаль лауреата региональной выставки «Сибирь X» (Новосибирск, 2008); Золотой знак ВТОО «Союз художников России» (2009); Золотой знак «Кузбасс» (2012), медали «За особый вклад в развитие Кузбасса» III степени (2014), «70 лет Кемеровской области» (2014), Российской Академии художеств «За заслуги перед Академией» (2017).



Ольгой Козловой и Сергеем Шакуро создан фильм о творчестве художника «Отражение» (2004).

Произведения художника хранятся в Музее современного искусства Российской академии художеств (Москва), Новокузнецком художественном музее, Кемеровском областном музее изобразительных искусств, областных художественных музеях (Томск, Новосибирск, Иркутск, Чита), «Либеро-Центр» (Омск), Амурском областном краеведческом музее им. Г. С. Новикова-Даурского, Бурятском республиканском художественном музее Ц. С. Сампилова, Дальневосточном художественном музее и др., а также в частных коллекциях России, США, Великобритании, Италии, Германии, Турции, Польши, Югославии.

Картины Н. А. Ротко украшают детские дома, больницы Новокузнецка.

«В его картинах, и абстрактных, и реалистических, есть мощный душевный огонь, внутреннее напряжение… именно этой внутренней мощью его живопись привлекает в первую очередь. И нередко какой-то таинственностью, загадкой притягивает к себе…» (Т. Тюрина).

«Геометрия цвета Ротко — его интуиция. Горение каждой отдельной краски не затмевает, но усиливает соседнюю. Цвет — знамя свободы Ротко, плод его размаха и концентрации, результат энергетического выплеска и эмоционального контроля одновременно» (И. Клинкова).


Для искусства всегда время / Татьяна Тюрина // Кузнецкий рабочий. 2008. 6 ноября (№ 130). С. 10.

Когда я прихожу в мастерскую к Ротко, порой мне кажется, что использую служебное положение в личных целях. Вроде и материал пришла сделать, а никакого напряжения не испытываешь - одно только отдохновение души. Это при том, что Николай с ходу начинает ругать действительность, да и на этот раз сразу обсуждать начали финансовый кризис. Не для интервью, конечно, а просто потому, что у всех болит. В такие лихие времена в нашей стране все вдруг становятся экономическими аналитиками.

- Холсты - проблема, подрамники - проблема. А вообще-то не время для искусства, - делает вывод художник.
- У нас в России все время не время, - отвечаю ему и радуюсь случайному каламбуру.

Как и все, довольно близко знающие Ротко люди, я не зову его по отчеству и даже не зову Николаем, только Коля. Так принято в художественной среде. Хотя Николай Алексеевич Ротко человек именитый и заслуженно заслуженный художник, и членкор Российской академии художеств, да и не мальчик давно, чтобы запросто звать. Но так, повторяю, в этой среде принято.

Каждое лето Николай и его жена Ольга, автор роскошных подносов, а познакомившись с Ротко, она занялась и акварелью, уезжают в деревню Усть-Талу. Это за Османом. Там у них два небольших домика: в одном живут, другой приспособили под мастерскую. В город возвращаются осенью. И что любопытно, овощей выращивают мало и соленья-варенья не заготавливают - далеко везти, тем более что своей машины нет, а холстов привозят всех размеров - от небольших этюдов до внушительных картин. Потому и приходить к художнику осенью особенно интересно. В комнате несколько довольно-таки больших новых холстов. На одном подсолнухи - всегда выигрышный материал. Они цветут словно специально для живописцев. У нас в России он называется ласково - “подсолнух”, то есть выросший под солнышком, а на английском звучит как “солнечный цветок” - Sunflower. Все, кто видел на выставках работы Ротко, поражаются внутренней мощи его живописи. Одна моя знакомая до сих пор восхищается его цветами, виденными лет пятнадцать назад. Это особенность Николая - весь свой темперамент, весь жар души вкладывать в холст, независимо от того, реалистическая это картинка или беспредметная живопись. «Подсолнухи» у него замечательные.

Два натюрморта с калиной. Ягода светится изнутри. Он не выписывает ни листочки, ни веточки, все так размашисто и обобщенно, словно на пути к абстракции. Глаз выхватывает прислоненный к стене пейзаж. Николай ставит его передо мной. Загляденье! Называется «Сенокосная пора». Столько здесь эмоций, переданных красками! Может, и нельзя в точности повторить красоту и величие природы. Но написать эту природу так, что ты ахнешь от изумления и восторга, - можно. Такие чувства вызывают произведения Ротко.
И все-таки у меня возникает вопрос: не надоедает ли один и тот же ландшафт? Из лета в лето они живут в одной и той же деревне. Все кусты и деревья, все извивы речки изучены.

- Почему одно и то же? Там на пять градусов повернешься - и другой пейзаж, - объясняет мне Ольга. Она тоже сделала немало этюдов. Ольга талантливо сочетает в себе несколько ипостасей. Она и варит-стряпает, и за компьютером сидит, причем не только мужу помогает, но и правлению Союза художников, членом которого Николай является, и успевает творчеством заниматься, и всю деловую переписку ведет. На мольберте на белом загрунтованном холсте углем нарисованы какие-то незаконченные фигурки.

- Что это? - спрашиваю Николая.
- Я еще думаю. Я сейчас холстов наготовлю. И так хочется, и по-другому, - объясняет он.

Я понимаю, что он начинает с этих, еще даже ему не ясных закорючек, а мысль придет следом и оформится в законченное произведение. Работы у Ротко хоть и философские, но он не головной художник. Он не будет лежать на диване в ожидании идеи, он идет к холсту. Пока его натягивает, пока грунтует, пока начинает что-то чертить углем, и мысль, как озарение, приходит к нему. Может, не совсем так, а может, и совсем не так. Но этот его ответ «Я еще думаю» и несколько начерченных фигурок в левом верхнем углу холста дают повод порассуждать именно так.
- Хочу тебе сказать по поводу одного и того же пейзажа, - продолжал Николай. - Один японец всю свою жизнь изучал камыши. Японцы, они ведь созерцатели. Так вот он мог передать образ камыша одним росчерком.

Да и действительно, существуют разные измерения. Есть ширина, а есть глубина. Можно мотаться с этюдником или фотоаппаратом по всему миру, а можно в одном и том же месте находить все новое и новое.

Слушать Ротко - занятие увлекательное. Он великолепно знает историю искусства, к каждому большому мастеру имеет свое отношение, нередко не совпадающее с общепринятой точкой зрения. Говорим с ним и о современных течениях, например, о перформансах и инсталляциях, способных, по заявлениям некоторых искусствоведов и художников, заменить станковое искусство.
Николай Ротко - приверженец станкового искусства. Для него рисунок, колорит, композиция - необходимые составляющие произведения.
- Инсталляция, перформанс могут быть упражнением к работе. Американцы уже отказались от них, а у нас еще не наелись. В 70-е годы мы, группа новокузнецких художников, занимались у Роземблюма на Синеже. Новокузнецким художникам нужно было заняться проектированием въезда в город, оформлением Запсиба. В общем, дизайном. Прежде чем приступать к проекту, мы выполняли упражнения на цвет, форму. А сейчас подобные упражнения некоторые художники выдают за произведение искусства.
За разговором незаметно подступил вечер. Осенью быстро темнеет. И я прощаюсь с Николаем и Ольгой, чтобы прийти сюда еще не раз.


Отзыв / Талащук А. Ю., академик РАХ, народный художник РФ (Санкт–Петербург)

Бывает, что получив высшее образование, художник может потеряться в обретении своего творческого кредо в профессии. Николай Ротко, которого я знаю со времен учебы в Иркутском училище искусств, художник другой породы. Целеустремленный и азартный, талантливый и трудолюбивый, жадный до новых художественных впечатлений, энергичный человек, обладающий творческой волей. О нем можно сказать, что этот художник сделал себя сам: звания «Заслуженный художник России» и члена - корреспондента РАХ Ротко Н.А. получил в 2002 году.
Его «университетами» были Иркутское училище искусств, где в шестидесятые годы царила атмосфера свободы в выборе художественных средств; занятия на творческой даче «Челюскинская» и в студии Е.А. Розенблюма, куда он привлек еще трех своих сотоварищей из Новокузнецка, а также его неудержимое трудолюбие. На «Сенеже» художникам давали свободу в обращении с сюжетом и темой, обновленное понимание цвета и формы, там «вспоминали» традиции искусства начала 20 века. И эти уроки оставили след в творчестве Ротко, спустя десятилетия. Но не многие из тех, кому были предоставлены такие возможности, смогли реализоваться как самостоятельные творческие личности. Николай Ротко смог. Насколько я его знаю, решающую роль в этом сыграла не только его природная одаренность, но и характер человека, выросшего в маленьком рабочем поселке, где и его родители, и сам он с детства знали, что такое труд и что такое постоянное напряжение физических и нравственных сил.
Интерес к живописи проявился у него еще в училище, хотя Николай учился на декоративно-прикладном отделении, его педагоги: Г.В. Анциферов, А.И. Алексеев, Вычугжанин А.И., (впоследствии они составили славу отечественного искусства), отмечали колористическое дарование студента Ротко. Цвет для него и стал средством передачи красоты и многообразия мира, именно в цвете, очень сочном и звучном, угадывалась та эмоциональная напряженность, которая в дальнейшем определила индивидуальность работ Николая Алексеевича.

В девяностые годы Ротко, успешный художник, состоявшийся как керамист, остепененный наградами и премиями, буквально ломает себя и заново изучает натуру и живописные техники. И так же одержимо, как и скульптурой, он стал заниматься живописью, вспоминая «школу», искал свой собственный стиль. Наиболее созвучными его интересам оказались темы музыки, космоса, земли и времени года, культура местного населения Горной Шории. Позже он объединил картины в серии и циклы: «Музыка», «Кристаллы» и «Реалии» по пластическим свойствам; а «Шорские таинства», «Алтай» и «Маленькие местечки большой жизни» - по тематическим. Его композиции построены не в «накатанной» традиции, а в индивидуальном раскрепощенно-экспрессивном отражении окружающего мира. Для творчества Н.А. Ротко характерна глубоко индивидуальная живописная манера письма - хождение по гребню между реальностью и фантазией, между авторским произволом и традициями; умение работать в разных пластических системах, определивших его самобытность. У него выразительный и напористый цвет. Красочная кладка активна, динамична, виден поиск ритмической организации и пластичности, который прослеживается от ритма и интенсивности цветовых масс до характера мазка и фактуры живописной поверхности. Композиции Ротко представляют череду сменяющихся цветовых ассоциаций и пластических импровизаций.
Если выстроить в хронологическом порядке все работы, мы увидим, как менялся художник, можем заметить, что творческий путь его был сложным и противоречивым, но в одном он не изменил себе – в желании служить изобразительному искусству, участвуя в многочисленных выставках, организуя и проводя персональные выставки по Сибири вплоть до Хабаровска; в Москве и в городах Центрального и Южного округов России, издавая альбомы о своем творчестве, что является редкостью в практике художников провинций.
Имея представления о проблемах жизни и деятельности, небольшой востребованности художника в провинции, подчеркну, что только такой сильный духом и такой преданный профессии человек, каким является Николай Алексеевич Ротко, смог состояться. Состояться благодаря его умению преодолевать инертность среды и вовлекать в свою орбиту сообщество художников, известных московских искусствоведов, таких как И. Светлов и М. Хабарова, ведущих сибирских специалистов и многочисленных почитателей.


Дополнительные материалы

Вдохновение приходит само / Татьяна Тюрина // Кузнецкий рабочий. 2012. 21 июня (№ 71). С. 3.
Е. Э. Протопопова (составитель), 2018
Видео

Посмотреть видео

Посмотреть видео

Посмотреть видео